|  | 

“Батюшков” анализ стихотворения Мандельштама

История создания

Стихотворение “Батюшков” Мандельштам написал в 1932 г. В это время они с женой жили в Доме Герцена. На стене их комнаты висел автопортрет Батюшкова. Но автопортрет был только поводом для обращения к поэзии Батюшкова.

Для Мандельштама мотивы творчества поэта-романтика были близки и важны. Мандельштам дорожил прижизненным изданием Батюшкова, которым обладал.

Литературное направление и жанр

В стихотворении Мандельштам перечисляет основные мотивы творчества Батюшкова-романтика, но эти образы он переосмысливает с точки зрения акмеизма. Мандельштам находит в Батюшкове то, чего сам лишен в 30-е гг. – наслаждение жизнью, земными радостями. Эпикурейство, которое для романтиков становится одним из признаков жизни романтического героя, для Мандельштама – просто недостижимая мечта.

Жанр стихотворения – философская элегия.

Тема, основная мысль и композиция

Мандельштам обращается в стихотворении к теме поэта и поэзии. Основная мысль состоит в рассуждении о природе, материи поэзии, которую сумел почувствовать Батюшков и мечтает уловить лирический герой.

Стихотворение состоит из 6 катренов. Оно построено как разговор с поэтом. Слова первой строфы “Батюшков нежный со мною живет” можно трактовать и как упоминание портрета, и как близость поэзии Батюшкова лирическому герою. Уже в первой строфе Батюшков оживает, становится осязаемым, так что во второй лирический герой здоровается с ним за руку, а в третьей благодарит Батюшкова за стихи и восхищается его поэзией. Четвертая строфа – философское осмысление творческого наследия Батюшкова.

В пятой строфе Батюшков отказывается от приписываемого ему лирическим героем значения. Шестая строфа – постижение сущности поэзии и роли поэта в ней.

Тропы и образы

Мандельштам, знавший и ценивший поэзию Батюшкова, упоминает в стихотворении мотивы, имевшие значение именно для него.

Образ Батюшкова в первой строфе Мандельштам рисует с помощью эпитетов (нежный, гуляка). Волшебная трость (эпитет) – это и создание образа элегантного молодого человека (дальше появляются светлые перчатки на холодных руках), и некая волшебная палочка, позволяющая Батюшкову ожить для лирического героя, прогуляться во времени и пространстве.

В первой строфе возникают поэтические мотивы розы и Дафны (романтическое имя, встречающееся у Батюшкова). Исследователи отмечают, что эти мотивы вместе возникают в стихотворении Батюшкова “Источник”: лирический герой у источника в пустыне, возле которого растет роза, целует девственную Зафну (возможно, Мандельштам перепутал имена), чьи губы тоже подобны розе. В первой же строфе Батюшков показан как человек, наслаждающийся жизнью.

Во второй строфе с помощью эпитетов противопоставляются состояния поэтов 19 и 20 веков. У Батюшкова холодная рука в светлой перчатке, а у лирического героя рукопожатие с лихорадочной завистью. Мандельштам ревниво относился к своим стихам, поэтому лирический герой завидует Батюшкову, который уже обрел славу, проверенную временем.

В третьей строфе лирический герой характеризует поэзию Батюшкова как изгибы звуков и говор валов (метафора и олицетворение). Олицетворение “говор валов” – образ Батюшкова из стихотворения “Есть наслаждение и в дикости лесов”.

Четвертая строфа полна абстрактных образов, которые, с точки зрения Мандельштама, характеризуют стихи Батюшкова: мученье, богатство, стихотворство, братство. Все это заключено в стихах поэта 19 в. и стало приобретением лирического героя в веке 20. Метафоры шум стихотворства и колокол братства указывают на деятельную природу стихов, их звучание и воздействие.

Неологизм гармонический проливень слез – это метафора того, какой эффект производят стихи Батюшкова.

В пятой строфе – ответ истинного поэта. Он не привык к величаньям. Метафора стихов виноградное мясо – характеристика поэзии как таковой – парадоксальной, сочной, насыщающей, освежающей.

Перифраз “оплакавший Тасса” напоминает о стихотворении Батюшкова, вы котором он пытается понять чувства человека, умершего в день, когда его должны были почтить лавровым венком.

Перифраз в четвертой строфе, косноязычный, – намек на безумие Батюшкова, в результате которого он утратил способность логично изъясняться, в том числе и в стихах.

Метафору и сравнение последней строфы трудно понять. Возможно, кровь – это квинтэссенция поэзии, которая как будто приходит из вечных снов, из каких-то первообразов, а потом переливается из стакана в стакан (из сосуда в сосуд, от человека к человеку). Так с помощью ясных материальных образов Мандельштам рассуждает о сути поэзии.

К тому же Мандельштам разрушает здесь фразеологизм “переливать из пустого в порожнее”, наполняя его новым смыслом: наполнение может быть и нематериальным, но от этого не менее важным. Этот прием часто встречается у акмеистов.

Образ переливаемой крови, как отмечают исследователи, может быть связан с тем, что у Батюшкова, как говорили в начале 18 века, “бурлила кровь” (поднималось артериальное давление). В те времена гипертонию лечили кровопусканием.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано тем же размером, что и “Источник” Батюшкова – четырехстопным дактилем. Рифмовка перекрестная, женская рифма чередуется с мужской.




“Батюшков” анализ стихотворения Мандельштама