|  | 

Читаем “Повесть об ослеплении Василька Теребовльского”

В седьмом классе при изучении “Повести временных лет” мы читаем ряд полулегендарных сказаний: “Поход Олега на Царьград”, “Месть Ольги древлянам”, “Сказание о Белгородском киселе”, “Сказание о Кожемяке” и др. Мы говорим о задачах летописи как исторического свидетельства, о позиции летописца, который объективно описывает события, но в то же время имеет свою точку зрения – ведь задачей своей он считает не только фиксацию происходящего в стране, но и оценку этого с позиции высшей справедливости. Человек эпохи Средневековья мерит события истории и человеческой жизни в терминах Добра и Зла.

Мир и история – арена борьбы дьявола и Бога, борьба проходит в душах людей.

Начало “Повести временных лет”, отсылающее к библейским временам, говорит о желании летописца включить Древнюю Русь в круг общемировой истории. Тому же служит выбор и подача других сюжетов летописи, например, “Сказание об апостоле Андрее”. Мы отмечаем полулегендарный характер текстов, фольклорные черты в них, реальные исторические свидетельства (например, описание бани в “Хождении апостола Андрея”).

Обязательно ищем в тексте присутствие самого летописца: или в неожиданном комментарии, или в выборе сюжета.

На этом фоне особенно ярко воспринимается текст летописной “Повести об ослеплении Василька Теребовльского”, помещенной под 1097 год. Школьники отмечают особенности этой повести: рассказ от первого лица, от лица участника событий (что совсем не характерно для летописи), подробный рассказ о событиях со многими подробностями, имена реальных людей. Этот рассказ похож на художественное произведение, а не на документальную запись, заставляет читателя ужаснуться.

Создается впечатление, что читатель сам является свидетелем этого преступления.

Далее мы отмечаем точки зрения героев этой повести: князей-предателей, князя Василька Теребовльского, его дружинника Василия (рассказчика) и летописца.

Важно понять позицию автора (летописца), какова его задача, что хочет он донести до читателей. Ребята сами отвечают: он хочет рассказать о преступлении, показать, что предательство – это грех, и, главное, утверждает, что распри князей губят Русскую землю. В подтверждение этого читаем два отрывка: договор князей на Любечском съезде и просьбу митрополита к Владимиру Мономаху защитить Русскую землю. В добавление читаем похвалу князю Владимиру и задаем вопрос, зачем она включена в текст.

Призыв к князьям жить в мире друг с другом – это главная и повторяющаяся мысль русских летописей. В эпоху феодальной раздробленности слишком много распрей возникало между ними. Неслучайно одним из устойчивых жанров древнерусской литературы была повесть о княжеском преступлении.

“Повесть об ослеплении Василька Теребовльского” воспринимается как законченное произведение, однако летопись продолжается, преодолевая границы повести. Летопись сродни жизни, безбрежной и не укладывающейся в рамки. Неожиданностью для читателя оказывается продолжение истории князя Василька. Читаем по Лаврентьевской летописи тот отрывок, в котором Василько признается рассказчику и своему дружиннику Василию в том, как хотел самостоятельно, без помощи других князей, идти на половцев: “Да любо налезу собе славу, а любо голову свою сложу за Русскую землю”.

После чего объясняет трагедию, произошедшую с ним, наказанием Божиим за свое “вознесение”, то есть за грех гордыни.

Образ князя Василька меняется в глазах читателя. Поражает продолжение: выпущенный на свободу князь Василько через год собирает войско и идет на своего обидчика князя Давида. Сжигает принадлежащий Давиду город Всеволожь, а спасающихся бегством жителей велит перебить всех.

Голос летописца: “и створи мщенье на людех неповинных и пролья кровь неповинну” – однозначно осуждает действия князя Василька.

Вывод, который мы делаем в конце урока: летопись живет по другим законам, нежели художественное произведение. Летописец – не автор, он не может “повернуть” сюжет в желаемую сторону, его задача – записывать все, что было так, как это случилось. В этом заключается объективность летописца, но объективность отнюдь не отстраненная. У летописца есть своя, определенная гражданская позиция, ему больно смотреть на княжеские распри и беды родины, поэтому он оценивает поступки князей и старается дать урок своим читателям.

В этом проявляется еще одна черта древнерусской литературы: ее назидательность, поучительность. Летопись – это та самая история, которая хочет научить потомков и еще не знает, что никто не воспользуется ее уроками.

На мой взгляд, введение такого сложного и трудного текста оправдано будущими перекличками с другими произведениями школьной программы. Сразу после этой темы в 7-м классе начинается “Борис Годунов” А. С. Пушкина с образом летописца Пимена. В старших классах – “Слово о полку Игореве” и “Слово о погибели Русской земли”.

Дана Владимировна Дагурова, Учитель русского языка и литературы Филипповской школы, Москва



Читаем “Повесть об ослеплении Василька Теребовльского”
Обратная связь: Email