|  | 

Доктор Чехов

Врач – профессия творческая. Каждый человек индивидуален, к каждому нужен свой, нестандартный подход. Увлекаясь творчеством лечения, врач переносит его в другую область, например в литературу. Известны случаи, когда врачи, не оставляя медицинской практики, становились писателями.

Такова судьба А. П. Чехова.

Чехов вряд ли сказал бы о себе: “Я – хороший писатель”. Но он много раз говорил: “Я – хороший врач”. Выпускник Московского университета, имеющий диплом врача, мог в дальнейшем сделать ученую или административную карьеру, заняться частной практикой либо, наконец, работать безвозмездно. Эту беспокойную и неблагодарную судьбу избрал для себя Чехов.

Всю жизнь он посвятил практике.

Глубокое изучение трудов И. М. Сеченова, К. А. Тимирязева и Ч. Дарвина воспитало в Чехове материалиста, мыслящего широко и смело. Он гордился своим материалистическим мировоззрением. Медицинские выступления А. П. Чехова в общей печати носили не случайный характер.

В одном из фельетонов – “О долговечности” – Антон Павлович ставит конкретные задачи перед общественной гигиеной и делает глубоко научный и справедливый даже на сегодняшний день вывод о магистральных путях продления человеческого века.

А. П. Чехов видит связь болезни с психическим состоянием человека. Испытывая тяготение к научной и преподавательской деятельности, Чехов хотел прочитать студентам курс лекций по весьма оригинальной тематике: субъективное ощущение больного человека, то есть все то, что переживает больной человек, что составляет его внутренний мир. И хотя Чехова не допустили к преподаванию, сама задача, которую он себе поставил, действительно важна для медицины, в том числе и современной.

Медицинская практика – а она была повседневной, столь же постоянной, как писательство, – определила особенное, чрезвычайно глубокое знание русской жизни и в то же время особое отношение к ней, особое ее понимание и трактовку – то, что Чехов называл “методом”: “Метод составляет половину таланта”. Естественно-научный подход к материалу при первом же контакте с ним, при первоначальном его освоении имел, по-видимому, серьезный творческий смысл. Статистическая непрерывность наблюдений исключает пробелы и какой бы то ни было субъективный отбор: врач не имеет возможности выбирать больных, не может предпочесть одного другому.

Болезнь возникает случайно: человек живет в привычной колее труда или праздности, она же приходит вдруг, кажется беспричинной. Но и для врача встреча с больным есть случайность; он не знает, сколько людей заболеет утром, днем или ночью, сегодня или завтра, кто позовет его или придет на прием. Это и обозначено в заглавии рассказа – “Случай из практики”.

Но мышление врача является научным как раз потому, что развивается и совершенствуется в накоплении повторяющихся случайностей; их статистическое множество обобщается в опыте, в систематическом знании человеческой природы и психологии.

Как врач, Чехов достоверно знал, что внутренний мир человека обостренно и нервно связан со средой и бытом. Как писатель, он создал художественный мир, в основу которого положена гипербола быта, поглощающего дух: “…люди обедают, только обедают, а в это время слагаются их судьбы и разбивается их жизнь”.

Обычно Чехов указывал объективную причину, внешний (бытовой) предлог, порождающий душевное страдание или болезнь, оставляя в подтексте те повествовательные планы, которые были столь важны для “психологиче­ской прозы”. Поэтому “внешний” образ (то, что постоянно видит или слышит персонаж) у Чехова особо подчеркнут, насыщенно реален и значителен.

Метод Чехова – это метод, выработанный писателем на основе тщательного изучения законов естествознания и биологии, глубокого проникновения в психику человека, тонкого изучения общества, окружающего человека, и постоянных поисков законов, управляющих жизнью общества.

Чехов во множестве своих рассказов и повестей изображал больных, однако болезнь человека была лишь сюжетным фоном, на котором писатель развивал нужную ему мысль.

Рассказ “Случай из практики” построен действительно как частный случай из практики доктора Королева, приехавшего по вызову к дочери владелицы фабрики госпожи Ляликовой.

Автор с юмором подмечает широко распространенное явление, когда родственники больной вместо того, чтобы сообщить, кто болен и в чем дело, излагают врачу свою версию причины болезни. А суть заключается в том, что Лиза, девушка двадцати лет, болеет давно и лечится у разных докторов. В последнюю ночь у нее было сильное сердцебиение, и все боялись, что она может умереть.

Королев словно пишет историю болезни: больная “совсем уже взрослая, большая, хорошего роста…”. Поздоровавшись с больной за руку, он мимолетно задержал внимание на кисти девушки. Дело в том, что терапевты старой школы многое могли “прочитать” по руке пациента, даже узнать, какие болезни он перенес.

Так, пальцы в виде “барабанных палочек” свидетельствовали о хроническом гнойном процессе в легких, ломкие ногти – о малокровии и т. п. Королев ничего этого не отмечает. У больной была большая, холодная, некрасивая рука.

Доктор выслушивает сердце и произносит, словно записывает в историю болезни: “Сердце как следует…” Остается сделать заключение: нервы “подгуляли немного”, но это не страшно. Болезнь обыкновенная, ничего серьезного, и врача менять нецелесообразно. На этом, собственно, кончается медицинская часть диагноза.

Королева просят остаться на ночь, и тут ему постепенно проясняется социальный диагноз болезни его пациентки, которая хотя и является богатой наследницей, миллионершей, живет на территории завода “точно в остроге”. Королев предлагает рецепт: бежать от этих пяти корпусов, оставив завод с его миллионами. И оттого что он встретил понимание в душе девушки, он уехал в хорошем настроении.

Доктор в рассказе расспрашивает больную, наблюдает за ней и условиями ее жизни, благодаря этим наблюдениям герой обнаруживает социальную причину недомогания девушки. Действует он по любимому Чеховым методу доктора Захарьина. А. П. Чехову как писателю импонировал доведенный Г. А. Захарьиным до совершенства субъективный метод исследования больного, заключавшийся в тщательном расспросе пациента не только об отдельных его ощущениях, но и о мельчайших подробностях его жизни, быта и труда – для “постижения связи всех явлений данного болезненного случая”.

Наставляя своих учеников, Захарьин говорил: “Сколько бы вы, милостивые государи, ни выслушивали и ни выстукивали, вы никогда не сможете безошибочно определить болезнь, если не прислушаетесь к показаниям самого больного”. И в этом была великая врачебная мудрость.

Так под пером А. П. Чехова обычный случай из врачебной практики превратился в яркое описание социальных болезней, неврастении капиталистического общества.




Доктор Чехов
Обратная связь: Email