|  | 

Фольклорный сюжет: авторское переосмысление

Чтение и обсуждение учениками содержания литературных сказок всегда предполагает сравнение фольклорного сюжета и авторского, узнавание знакомых мотивов и персонажей. Эта работа связывает читателя-школьника с автором произведения, поскольку нужно увидеть, как автор использовал фольклорную образность, что изменил в традиционном сюжете и для чего он это сделал. Наблюдения за переосмыслением фольклорных мотивов и сюжетных схем способствуют образованию представлений о литературной сказке как жанре.

Вместе с тем такая работа создает установку читателя-ученика на неповторимость каждого авторского произведения, на поиск загадки авторского замысла.

Фольклорные и мифологические мотивы в сказке Николая Телешова “Крупеничка”

Задачи: выделить главные события в сказке “Крупеничка”; увидеть в каждом из них фольклорные мотивы; увидеть в действиях персонажей и в деталях описания мифологические мотивы; выяснить их роль в каждом событии; попытаться выявить сюжетную последовательность мифологических мотивов; на этом основании сделать заключение о смысловом различии двух вариантов архаического сюжета.

Началом рассуждений о смысле и особенностях прочитанной сказки может послужить задание: выделить главные события, о которых рассказывается в “Крупеничке”. Их четыре: похищение красавицы; встреча мамушки Варварушки с чудесным помощником; переход границы и пребывание в ином мире; обратный переход границы и воскресение Крупенички.

При первом взгляде на тип событий и их последовательность складывается впечатление, что действие разворачивается по сюжету волшебной сказки. В составе каждого события можно указать на фольклорные мотивы, то есть проделать достаточно знакомую ученикам работу.

Но не все так просто. Во втором задании внимание читателей обращается на детали в облике и поступках персонажей, которые не встречаются в волшебных сказках. Какой смысл имеет цвет халатов всадников-похитителей: “один зеленый – точно трава, другой серый – точно дорога, третий – коричневый, как сосновый ствол”?

Почему старичок превращает Варварушку в посох, а Крупеничку в семечко, а не наоборот? Какой смысл имеет дважды повторенная песенка и почему в конце истории ее содержание несколько меняется?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно читать текст сначала и обращать внимание на описание каждого мотива, входящего в состав уже узнанного и названного события. Так, в первом событии, обозначенном как похищение, не только сказано, что дочь воеводы была необыкновенная красавица, но добавлено, что люди пели здравицу в ее честь. Затем действие развивается традиционно по сказочному сюжету: пошла красавица с мамушкой Варварушкой на озеро, а попала в густой лес (сказочный мотив границы).

Дорогою мамушка все говорила про одолень-траву, которая бережет от всякой напасти, что не характерно для сказки, поскольку в сказочном действии запрет должен оберечь героиню.

Затем появляются татары-наездники, одетые специально для похищения красавицы в цветные халаты: зеленый, серый и коричневый. То, что похищение происходит в лесу, оправдывает цвета одежды как защитные, неотличимые от лесной травы, деревьев и земли, но такой способ “невидимости” для похитителя в сказках не встречается.

Далее различия в действиях сказочных персонажей и персонажей “Крупенички” становятся еще более очевидными. Красавицу ищет не добрый молодец (жених или случайный доброхот), а мамушка Варварушка заклинает плачем и причитанием одолень-траву (некая природная сила) вернуть Крупеничку. В этом моменте наблюдаемые ранее различия в описании сказочных мотивов фокусируются и могут напомнить миф о красавице Персифоне, похищенной богом смерти.

Персифону искала ее мать, богиня Деметра, и горе Деметры было столь велико, что вся природа стала увядать. Отголоски этого мифа явно прослеживаются в описании первого события в “Крупеничке” и позволяют сделать предположение, что происходит наложение значений сказочных мотивов и мифологических.

Подтвердить эту гипотезу позволяет внимательное рассмотрение состава следующих событий, а также их описание. Второе событие по своему очевидному, узнаваемому сразу значению понимается читателем как переход границы. Переход изображается в соответствии со сказочным мотивом: рядом с мамушкой появляется старичок, чудесным образом (взмахнул рукавом) превращает мамушку в посох и вместе с ним достигает места, где пребывает похищенная красавица.

Но старичок называет себя Одолень-трава, то есть именем той самой природной силы, которую призывала на помощь Варварушка. И превращает он ее в посох, то есть в сухое дерево, со словами: “Будь мне помощницей на пути”. Получается, что персонажи как бы меняются ролями: Варварушка становится помощником чудесного помощника.

Третье событие – пребывание в ином мире. И здесь также значение сказочных мотивов соседствует с мифологическими мотивами. Сказочные персонажи, попав в иной мир, чтобы вернуть похищенное, вступают в поединок с противником или решают трудные задачи.

Действие в “Крупеничке” развивается по второму варианту. Старичок ставит перед Варварушкой трудную задачу – подхватить с земли малое зернышко и не обронить его во весь обратный путь. Сам же старичок действует хитростью, обманом и магией – отвлекает внимание стражи, превращает Крупеничку в семечко, а Варварушку вместе с семечком в посох и пересекает границу в обратном направлении.

В этом событии есть сопутствующий пребыванию в ином мире мотив встречи двух персонажей и запрета на узнавание. Крупеничка видит Варварушку, но не должна показать, что узнала ее.

Четвертое событие по значению входящих в его состав мотивов в большей степени напоминает миф, чем первые три. Старичок приходит на то самое озеро, на берегу которого горевала Варварушка (а не в Дом к воеводе, по варианту сказки). Озеро покрыто цветами одолень-травы, что предвещает благополучный исход. Старичок превращает посох, бросив его оземь и обведя рукавом, в мамушку Варварушку (сказочный мотив). Но для превращения семечка в красавицу-девицу разыгрывается другое действие: старичок выбирает “поле, никогда не паханное (то есть заповедное, не посещаемое людьми. – Л. С. ), и землю, никогда не сеянную”.

В эту землю кидает он семечко. Происходит раздвоение чудесного предмета. Перед Варварушкой стоит живая Крупеничка, а на поле из ее чудесного покрова-семени вырастает невиданное доселе растение – гречиха.

Ритуал воскресения в этом случае мифологический, не сказочный, что подчеркивается финалом истории.

Обычно сказка заканчивается свадьбой красавицы с ее избавителем или возвращением ее в родной дом с богатым приданым. В данном случае о свадьбе ничего не говорится, а богатство, которое принесла Крупеничка из иного мира (царства мертвых), – это прекрасное растение, дающее жизнь людям. Поэтому история заканчивается песней-здравицей в честь растения, которым дарует земля людей, а сказка о похищенной красавице приобретает смысл мифа о происхождении культурного злака.

На смысловое значение конца, по-новому освещающего все события, направляет внимание читателей-учеников на последний вопрос: как называются фольклорные истории, в которых рассказывается о происхождении растений, животных, обычаев?

События сказки приводят к счастливому, но единственному концу для ее героев. В финале сказочной истории сказитель сообщает о себе (“и я там был, мед-пиво пил” и т. п.) и о способе рассказывания как вымысле.

События, о которых рассказывает миф, принадлежат вечности. Раз возникнув, они постоянно присутствуют в мире или повторяются. Вот почему ежегодно во время сева народ славит гречиху-кормилицу, совершая положенные для получения высокого урожая обряды.

Но и это еще не все. Следует обратить внимание учеников на детали изображенных событий. В первую очередь можно отметить имена персонажей, их статус (воевода Всеслав, дочь воеводы Крупеничка, мамушка Варварушка, военачальник Талантай).

Затем обратить внимание на места действия (лес, поле, озеро, становище татарского войска, караван с дорогими дарами и наложницами для хана), а также на внешний вид и поступки персонажей (прищурили наездники хитрые глаза, улыбнулись друг другу одними углами губ, задорно встряхнули бритыми головами в мохнатых шапках и поехали-поскакали с молодецким покриком) . Все эти подробности рисуют картину, близкую реально-исторической. У читателя создается впечатление, что события происходят во времена татаро-монгольского нашествия на Русь; таким образом, рассказанная Н. Телешовым история приобретает смысл не только мифа о происхождении растения, но также черты национального Предания.

Павел Бажов. “Серебряное копытце”. Черты сказового сюжета

Задачи: выделить сказочные мотивы в истории, рассказанной П. Бажовым; определить типы персонажей, соотнести их облик с ролью в событиях; рассмотреть события по “бытовому” варианту и сказочному; попытаться осознать значение конца истории как определяющего ее жанр.

Представление о том, что сюжет произведения может состоять из нескольких “пластов”, развивается и проясняется при чтении сказа Бажова “Серебряное копытце”. В составе его событий явно прослеживаются два пласта: бытовой и архаический, фольклорно-мифологический.

При этом реально-бытовые черты в описании событий и поступков персонажей (вплоть до их речи) присутствуют в этом произведении от начала и до конца истории. В то же время в каждом событии сквозь его “бытовую” оболочку сквозит, просвечивает и легко угадывается сказочный мотив.

Так, старый охотник Кокованя берет на воспитание девочку-сироту, лишнюю в доме многодетных соседей, временно давших ей приют. И размышления старика, и раздраженные слова хозяйки избы, и разговор между Кокованей и Даренкой – все детали этого события воспроизводят быт уральской деревни во времена, достаточно удаленные от современного читателя. Но уже в начальном эпизоде просматриваются несколько сказочных мотивов.

Родители девочки умерли, соседи хотят от нее избавиться (мотив начальной беды в сказках о сироте или мачехе и падчерице); рядом с девочкой трется кошка и мурлычет особенно громко, как будто говорит по-человечески (мотив чудесного животного); Кокованя забирает (спасает) и девочку, и кошку (поступок, обеспечивающий в дальнейшем вознаграждение).

Точно так же “удвоение” смысла прослеживается во всех последующих событиях. Даренка оказывается умелой помощницей и хорошо ведет хозяйство (мотив трудных задач). Старый охотник рассказывает ей о необыкновенном козлике (мотив чудесного животного). Кокованя для зимней охоты вместе с Даренкой и кошкой временно поселяются в лесной избушке (мотив дома в лесу).

Даренка остается в избушке одна (мотив испытания) и видит “чудесного дарителя”.

Если ученики не сумеют самостоятельно увидеть все фольклорные мотивы, учитель может подсказать им, поставив несколько вопросов. Например:

– Какую роль играют в сказке, где герой добывает богатство из иного мира, кот или кошка? (“Волшебное кольцо”, “Кот в сапогах”).

– Каким героям сказок обычно удается добыть чудесное животное или получить с его помощью богатство? (Свинка золотая щетинка, утка золотые перышки и золотогривый конь; “Хаврошечка”). Чем похожи на них герои Бажова?

– С какой целью автор заканчивает историю замечанием о хризолитах?

Финальное событие, которое больше напоминает сказочное действие, имеет в конце “реальное” объяснение: козлик с ветвистыми рожками бьет серебряным копытцем по крыше Кокованиной лесной избушки, осыпая ее сияющими камешками. И кошка Муренка сидит рядом с ним. Кокованя, вовремя вернувшийся из деревни, успевает набрать полную шапку самоцветов (мотив вознаграждения), а к утру снег заметает следы ночного чуда.

В заключительных словах истории, замещающих сказочную присказку, говорится о камешках-хризолитах, которые находят люди в той лощине, где стояла лесная избушка Коковани. Таким образом, и сказочный, и бытовой сюжет получают новое освещение. Сказочные мотивы в событиях приобретают значение мифа, а бытовые подробности делают рассказ местным уральским поверьем о происхождении камня-самоцвета.

Х. К. Андерсен. “Стойкий оловянный солдатик”. Традиционный мотив и точка зрения персонажа

Задачи: увидеть в составе событий традиционные сказочные мотивы и назвать их; определить, с чьей точки зрения показано каждое событие; выстроить события с точки зрения оловянного солдатика и с точки зрения людей; попытаться определить отношение повествователя к рассказанной им истории.

Размышления по поводу смысла событий и сюжета в сказке Андерсена можно начинать с выяснения впечатления, полученного учениками при первом чтении. Большинство детей высказывает мнение, что сказка грустная, несмотря на фольклорные мотивы, которые могли бы обеспечить счастливый конец истории.

Объяснить, как же складывается такое впечатление, позволяет пристальное рассматривание каждого события в нескольких аспектах. Предмет наблюдений последовательно указывается ученикам в вопросах:

– с чьей точки зрения описывается происходящее?

– как понимают и оценивают события одна и вторая сторона?

– учитывается ли в повествовании точка зрения читателя, как происходит переход с одной точки зрения на другую?

– связаны ли между собой события, наблюдаемые каждой из сторон.

Некоторая сложность в рассмотрении фрагментов текста заключается в том, что наблюдение за элементами художественной реальности в произведении Х. К. Андерсена следует проводить сразу во всех перечисленных аспектах. Но если не торопиться, то могут получиться интересные рассуждения.

Например, в начальном фрагменте сказки сочетаются по крайней мере две точки зрения (или два взгляда) на один и тот же предмет – коробку с оловянными солдатиками. Кроме того, здесь важна интонация повествования и соединение деталей.

Так, первая фраза принадлежит повествователю, и по ее строению слушателю-ребенку (или читателю-ученику) понятно, что это начало сказки: “Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков, все братья, потому что родились…” Следующее за этими словами объяснение переводит сказочное начало в обыденное (для читателя-взрослого): “… от старой оловянной ложки”.

Во второй фразе сочетается взгляд повествователя со взглядом ребенка: “Ружье на плече, смотрят прямо перед собой, а мундир-то какой великолепный – красный с синим!”

Следующая фраза опять от лица повествователя, который сообщает, что солдатики необыкновенные – они понимают человеческую речь и слышат, как кто-то кричит: “Ой, оловянные солдатики!” (то есть сказка продолжается).

Затем тот же повествователь объясняет, что произошло на самом деле: “Это закричал маленький мальчик и захлопал в ладоши. Их подарили ему на день рождения, и он тут же расставил их на столе”. (Можно сказать, что это взгляд обыденный, взгляд взрослого человека.)

Далее сообщается, что “все солдатики были совершенно одинаковые, и только один-единственный был немножко не такой, как все: у него была только одна нога…”, то есть намекается на чудесное происхождение братьев-солдатиков, а затем дается обычное (не чудесное) объяснение этой особенности: “…потому что его отливали последним, и олова не хватило”.

В описании каждого последующего события сочетаются две точки зрения и две истории: взгляд ребенка-слушателя и рассказ с точки зрения оловянного солдатика (сказочные мотивы) и взгляд читателя-взрослого и объяснение тех же событий с обычной, бытовой точки зрения.

Следующий вопрос предлагает не только определить, кому принадлежит точка зрения на происходящее (оловянному солдатику или людям) в каждом событии, но, что наиболее важно, какую позицию занимает читатель. Чьими глазами смотрит читатель на приключения игрушки-солдатика и кому он сочувствует?

Чтобы выяснить позицию читателя, ученикам предлагается рассказать историю от лица солдатика и от лица (с точки зрения людей) мальчика или кухарки. “Разведение” точек зрения на события позволит увидеть разницу в отношении автора к персонажам, выраженную через описание их поступков и переживаний. Окажется, что чувства оловянного солдатика описаны подробно, и эти чувства благородны и сильны: “оловянный солдатик весь дрожал, но он держался стойко – ружье на плече, голова прямо, грудь вперед”, “оловянный солдатик ничуть не загордился”, “солдатик был тронут и чуть не заплакал оловянными слезами, но это было бы неприлично”; перед лицом смертельной опасности в его ушах звучит песня: “Вперед стремись, о воин, // И смерть спокойно встреть!” и тому подобное. Поступки людей в большинстве случаев называются, но они лишены эмоциональной окраски: “кухарка взяла солдатика двумя пальцами за поясницу и понесла в комнату”, “они сделали из бумаги кораблик, посадили в него оловянного солдатика”.

Таким образом, изображая одни и те же события одновременно с двух точек зрения, автор выстраивает два варианта сюжета – сказочный и бытовой. Несомненно, что сказочный сюжет завоевывает симпатии маленького читателя.

В последнем задании предлагается выяснить, какую роль играет точка зрения повествователя, того, кто рассказывает историю. Ведь именно он, а не персонажи, досказывает историю до конца, соединяя два сюжетных варианта. Можно ли по заключительному событию сказки (от оловянного солдатика осталось маленькое сердечко, а от танцовщицы – черная обгоревшая блестка) сделать вывод о том, насколько повествователь верит в рассказанную им историю?




Фольклорный сюжет: авторское переосмысление
Обратная связь: Email