|  | 

Группа “Серапионовы братья”

В эстетической полифонии двадцатых годов особое место занимает творческое содружество писателей “Серапионовы братья”, возникшее в Петрограде в феврале 1921 г. К моменту организационного оформления братство уже имело свою предысторию. В 1919 г. по инициативе М. Горького при созданном им издательстве ” Всемирная литература” была организована Студия переводчиков с целью подготовки кадров для выполнения планов издательства и “попутно дать литературное образование молодым поэтам и беллетристам”, о чем сообщала петроградская газета “Жизнь искусства” в феврале того же года. Слушателями Студии стали и будущие се-рапионы: П. Никитин, Е. Полонская, Л. Лунц, М. Слонимский, М. Зощенко.

Занятия в Студии проходили по развернутой программе. Через несколько лет после создания Студии В. Б. Шкловский писал: “…

Во “Всемирной литературе” на Невском открылась студия для переводчиков. Очень быстро она превратилась просто в литературную студию. Здесь читали Н. С. Гумилев, М. Лозинский, Е. Замятин, Корней Чуковский, Владимир Казимирович Шилей-ко, пригласили позже меня и Б. М. Эйхенбаума.” Оглядываясь на прошедшее, К. И. Чуковский вспоминал об атмосфере молодого творческого задора и увлеченности литературой, царившей в Студии: “Мудрено ли, что в первый же месяц студисты разделились на враждебные касты: шкловитяне, гумилевцы, замятинцы.

И все эти разнородные касты без конца сражались между собой”.

Так, будущие серапионы Е. Полонская и М. Зощенко занимались в семинаре К. Чуковского, сохранились их работы о творчестве В. Маяковского и А. Блока; Н. Никитин, Л. Лунц, М. Слонимский посещали семинар Е. Замятина. Вскоре внутри Студии сложилось объединение молодых литераторов-переводчиков, желавших попробовать свои силы в непосредственном творчестве. Группа студийцев сплотилась вокруг М. Слонимского. Для нее были организованы специальные семинары Е. И. Замятина, В. Б. Шкловского, Н. С. Гумилева. Через четырнадцать лет, в Париже, в эмиграции Е. И. Замятин писал об этом времени: “В этой студии Гумилев читал курс поэтики и вел поэтический семинарий; параллельную работу по отделу критики вел молодой критик В. Шкловский и по отделу художественной прозы – автор…

Едва ли будет преувеличением сказать, что из холодных, нетопленных аудиторий этой студии…

Вышла наиболее интересная в формальном отношении группа советских прозаиков”. Создание группы “Серапионовы братья” 1 февраля 1921 г. в петроградском ДИСКе (Доме Искусств), располагавшемся в экспроприированном особняке купца Елисеева на Мойке, состоялось собрание членов Студии переводчиков, на котором была учреждена группа “Серапионовы братья”. На собрании присутствовали: М. Слонимский, Н. Никитин, М. Зощенко, Е. Полонская, И. Груздев, Л. Лунц, В. Шкловский. В течение 1921 г. состав группы пополнился новыми членами. М. Горький, узнавший от М. Слонимского о создании нового творческого объединения, способствовал сближению серапионов с молодыми писателями, которых он уже хорошо знал.

По настоятельному совету М. Горького К. Федин, Вс. Иванов, Н. Тихонов познакомились с се-рапионами, а затем и вошли в состав содружества. Последним вступил в “братство” В. Каверин по рекомендации В. Шкловского.

В “братстве” объединились люди, обладавшие разным жизненным опытом: старшему, К. Федину было 29 лет, а младшему, Л. Лунцу – 19. Если у одних – Вс. Иванова, К. Федина, М. Зощенко, Н. Тихонова был за плечами богатый жизненный опыт, то у других – В. Каверина, Л. Лун-ца, Н. Никитина, Е. Полонской – университетское образование. Это обстоятельство способствовало взаимообогащению писателей, что отметил Вс.

Иванов как важную особенность содружества: “Были учителями моими и друзья – “Серапионовы братья”: мы были… одновременно и учителями друг другу и учениками друг у друга”. Отношения серапионов внутри “братства” характеризовались высокой принципиальностью и требовательностью в оценке творчества друг друга, сочетавшейся с дружеским участием и заинтересованным творческим сотрудничеством. В. Каверин вспоминал об атмосфере, царившей в “братстве”: “Ни зависти, ни борьбы честолюбий.

Открытость, желание добра”. Серапионы относились к творчеству как к делу жизни, осознавая всю трудность работы в литературе. Это нашло свое выражение в шутливом приветствии, которым обменивались “братья” при встрече: “Здравствуй, брат, писать очень трудно!” Как показала в дальнейшем творческая история содружества писателей, выбор названия объединения носил программный характер. Все они, пережившие Гражданскую войну, к 1921 г. разочаровались в политике и ее возможностях и обратились к литературе как по существу единственной ценности. Как неоднократно подчеркивали в своих воспоминаниях К. Федин, В. Каверин, М. Слонимский, общим, объединяющим серапионов была огромная любовь к литературе, “страсть”, по определению К. Федина.

Смысл названия объединения приоткрывает окончание произведенияЭ.

-Т.-А. Гофмана “Серапионовы братья”: “Мы свободно предавались нашему вдохновению и беззаботной фантазии; каждый из нас писал и говорил под диктовку своего внутреннего голоса, не выдавая своих произведений за нечто особенное, зная хорошо, что первое условие литературного произведения состоит в полном отсутствии тенденциозности, чем одним может быть достигнуто то теплое, чарующее впечатление, которое произведения эти производят на душу”. Герои-рассказчики Гофмана, каждый по-своему, декларировали внутреннюю свободу, утверждали непреходящую ценность эстетического и интеллектуального опыта личности, провозглашали ненависть к фактографии и слепому следованию за бытом. Кроме этого, Гофман воспринимался серапионами и с другой позиции: он был врагом скудоумия, филистерства, обывательского видения мира. На грозно звучавший вопрос эпохи, имевший для современников однозначную политическую коннотацию: “С кем вы, мастера культуры?”, “братья” отвечали: “Мы с пустынником Серапионом” и с Гофманом, но не с персонажами, воплощавшими злобу дня.

Принцип культурной локализации, прозвучавший в названии объединения, станет доминантным в системе характеристик, определяющих место группы в литературной ситуации двадцатых годов. Идея преемственного развития культуры, верности нравственно-философским и эстетическим традициям предшествовавших эпох в сознании многих современников серапионов прочно связывалась с идеологемой “проклятое прошлое”, расценивалась как намеренное движение вспять, вопреки предписываемому направлению, казалась по меньшей мере странной, если не контрреволюционной. Нарком просвещения А. В. Луначарский ставил перед писателями советской эпохи задачу: “…показать и у нас и за границей, что русская литература не умерла, что напротив того, она на почве революционной идеологии стала неизмеримо значительней”1.

По мнению наркома, пооктябрьская литература стала “неизмеримо значительней” предшествующей русской литературы, в которой “революционная идеология” отсутствовала.

“Серапионовы братья” были единственным творческим объединением начала 20-х годов, с момента своего возникновения выдвинувшим одной из главных задач творческое освоение наследия классической литературы. Обращение к нравственно-философским и эстетическим традициям литературы прошлого было обусловлено особенностями творческих индивидуальностей и направлением художественного поиска каждого участника содружества. Такая идейно-эстетическая позиция объединения и трудности ее осуществления в реальной обстановке литературной борьбы двадцатых годов, вопреки директивным политическим и идеологическим установкам общественной жизни, предопределили драматические коллизии в истории содружества писателей. “Серапионовы братья” в процессе своего идейно-эстетического самоопределения неизбежно становились в оппозицию к официально провозглашенному и политически поддерживаемому властью направлению творчества.

Идея преемственности в искусстве – эстетический принцип содружества Общность позиций в искусстве, с которыми начинающие писатели входили в братство, раскрыл конкурс на лучший рассказ, организованный петроградским Домом литераторов. Конкурс преследовал цель выявить талантливую молодежь города, поддержать ее, привлечь к работе в своих изданиях.

В состав жюри конкурса входили: В. А. Азов, А. П. Волынский, Е. И. Замятин, А. Я. Ирецкий, А. М. Редько, Б. М. Эйхенбаум. Объявленный в октябре 1920 г., конкурс подвел итоги только в мае 1921 г., когда объединение писателей “Серапионовы братья” уже сформировалось.


Твір на тему: Группа “Серапионовы братья”




Группа “Серапионовы братья”
Copyright © Школьные сочинения 2019. All Rights Reserved.
Обратная связь: Email