|  | 

Как обрести живое лицо?

Урок по рассказу Захара Прилепина “Жилка”

В публицистической статье Захара Прилепина 2007 года “Наш современник, дай огонька” встречаются следующие строки: “Здесь появляется приятная возможность порассуждать о том, что Россия потеряла очертания. Не культурные, не геополитические, не эстетические, а вообще – очертания. Не поймешь, где у нее лицо, как в него смотреть, и туда ли ты смотришь, если хочешь узнать цвет ее глаз, или, может быть, вообще не туда, и здесь ничего не скажут, ничем не подмигнут.

Но и об этом мы не станем говорить, потому что Россию лучше всего видно, когда смотришь мимо нее. Куда-нибудь наискось. Ее очень хорошо понимаешь, когда не говоришь о ней.

И все предсказываешь, когда речь ведешь о другом”.

Человек пытается увидеть лицо России, то есть представить ее как единое целое, понять, осознать ее индивидуальные черты. По мнению писателя, это бестолковое занятие, ибо лучше смотреть мимо нее, не говорить о ней. Только тогда в сознании возникает неповторимый образ родины.

Прямо скажем, перед нами не первая попытка персонификации России, в связи с чем нельзя не вспомнить знаменитые блоковские строки: “И лишь забота затуманит // Твои прекрасные черты”. Сейчас для нас важнее другое: современный писатель придает особое значение человеческому лицу.

Конечно, в его рассказах, входящих в сборник “Ботинки, полные горячей водкой”, не раз упоминается лицо, характеризуются улыбка героя, его взгляд и т. п. На уроке звучат соответствующие цитаты: 1) “Рубчик по-прежнему улыбался и выглядел так, словно рад был грядущему знакомству”; 2) “Рубчик смерил меня презрительным взглядом. Настолько презрительным, что я сам себя осмотрел вслед за ним”; 3) “А если Гном смеялся, черты лица его вообще было не разобрать, они сразу будто перемешивались и перепутывались, глаза куда-то уходили, и рот суетился повсюду, пересыпая мелкими зубками”; 4) “Лицо Примата было спокойным и далеким, словно он уже пересек на борту половину черноземной Руси и завис над горами, выглядывая добычу”; 5) “Глаза его были добры и лучисты. В одном собиралась и никак не могла собраться мутная слезинка, словно старику было смертельно жаль чего-то”; 6) “…И громко, по-детски, заплакала, спрятав маленькое любимое лицо в ладонях, а пальцы ее дрожали, как после ручной стирки в холодной воде”.

Далее просим одиннадцатиклассников прокомментировать те портретные характеристики, которые показались им наиболее интересными, необычными.

Обращает на себя внимание третья цитата: смех в рассказе “Убийца и его маленький друг” перемешивает, перепутывает черты лица, куда-то прячет глаза – и на фоне этой неопределенности, даже пустоты, суетится рот, пересыпающий мелкими зубками. Последняя деталь может быть названа говорящей, ибо она обнажает физиологическое начало в человеке и вызывает у читателя неприятные ассоциации, связанные с миром животных.

В пятой цитате раскрывается сложное психологическое состояние героя рассказа “Смертная деревня”: его добрые и лучистые глаза не могут скрыть собирающейся мутной слезинки, свидетельствующей о душевной боли. Но каковы ее причины? Писатель не отвечает на этот вопрос.

Изучение литературного произведения может быть основано на символическом образе, который занимает в нем определяющее место. Рассказ Захара Прилепина “Жилка” можно интерпретировать, поставив в центр внимания такой образ, как “лицо”.

Читая рассказ, мы видим мир глазами главного героя. Основу сюжета (так и хочется назвать его лирическим) составляют изменения в его психологическом состоянии.

Главный герой “занимается революцией”. Он постоянно ожидает людей в штатском и форме, которые должны за ним прийти. Усугубляет положение его очередной разрыв с женой (“Ты жестокий, безжалостный, черствый, ледяной”). И вот мы становимся свидетелями размышлений и переживаний героя, едущего в троллейбусе.

Причем все это происходит весной, в мае.

Отразим изменения в герое в следующей таблице.




Как обрести живое лицо?
Обратная связь: Email