|  | 

Классик в лагерной телогрейке

Первую книгу “Колымских рассказов” Варлама Шаламова открывает своего рода “стихотворение в прозе” “По снегу”, где описано, как на Крайнем Севере пробивают дорогу по снежной целине. Сначала вперед выходит один, а за ним утаптывают путь пять-шесть человек, каждый из которых время от времени становится первопроходцем.

Концовка этой лирической миниатюры о ГУЛАГе неожиданно обнаруживает свой притчевый смысл: “Первому тяжелее всех, и когда он выбивается из сил, вперед выходит другой из той же головной пятерки. Из идущих по следу каждый, даже самый маленький, самый слабый, должен ступить на кусочек снежной целины, а не в чужой след. А на тракторах и лошадях ездят не писатели, а читатели”.

Шаламов, вместе с Александром Солженицыным, – первые, кто ступил на целину лагерной темы. Но дело не только в самой теме, – а в том новом, что он принес в русскую, да и в мировую литературу, став подлинным классиком, мастером слова.

Был ли предопределен его жизненный путь? Если полагать, что в жизни правит не только случай, то, наверное, уместным будет предположить некую цель, сполна оплаченную страданиями, нечеловеческой выживаемостью и стремлением воплотить свой лагерный опыт в слове.

Варлам Тихонович Шаламов родился 1 июля (18 июня) 1907 года в семье священника, популярного в Вологде церковного и общественного деятеля Тихона Николаевича Шаламова, происходившего из потомственной священнической семьи. Учился в Вологодской гимназии. В юности увлекался идеями народовольцев.

О том, чем обернулась революция для их семьи, неоднократно подвергавшейся гонениям, писатель вспоминал в “Четвертой Вологде”.

В 1924 году Шаламов уехал из родного города. Два года работал дубильщиком на кожевенном заводе в Сетуни, а в 1926 году поступил на факультет советского права МГУ. 19 февраля 1929 года он был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму за распространение так называемого “Письма к съезду” Ленина.

За это “преступление” его приговорили к трем годам заключения в Вишерском отделении Соловецких лагерей особого назначения.

В 1932 году он вернулся в Москву, где занимался журналистикой, сотрудничал в ряде небольших профсоюзных журналов (“За овладение техникой” и др.). В № 1 журнала “Октябрь” был опубликован один из первых рассказов Шаламова “Три смерти доктора Аугустино”.

В январе 1937 года он был снова арестован и приговорен к пяти годам Колымских лагерей, а в 1943 году еще к десяти – за антисоветскую агитацию (новое “преступление” Шаламова против советского строя состояло в том, что он назвал И. А. Бунина русским классиком).

В 1951 году Шаламов был освобожден, но выехать с Колымы не мог, поэтому работал фельдшером близ Оймякона. В 1953 году он поселился в Калининской области, работал два с половиной года агентом по техническому снабжению на торфопредприятии, а в 1956 году после реабилитации вернулся в Москву.

В 1961 году в издательстве “Советский писатель” вышел первый шаламовский поэтический сборник “Огниво”. Главные же творения Шаламова – “колымские рассказы” – распространялись в самиздате. Впервые на русском языке большой том “Колымских рассказов” вышел в 1978 году в Лондоне.

В мае 1979 года Шаламов оказался в доме инвалидов и престарелых, откуда в январе 1982 года он был насильно отправлен в интернат для психохроников, простудился по дороге и скончался 17 января.

Таковы основные вехи этой скорбной судьбы. Рождение великого произведения было оплачено автором сполна – собственной жизнью.

Сегодня мы знаем: “Колымские рассказы” писались Шаламовым с 1954 по 1973 год.

Сам писатель разделил их на шесть книг: собственно “Колымские рассказы”, “Левый берег”, “Артист лопаты”, “Очерки преступного мира”, “Воскрешение лиственницы” и “Перчатка, или КР-2”.

Лагерный опыт, состоявший из многократных смертей и воскресений, из унижений и непосильного труда, превращавших человека в животное, из стукачества и садизма, из голода и болезней, – вот что легло в основу шаламовской прозы, которую он, много размышлявший о ее своеобразии, называл “новой”.




Классик в лагерной телогрейке
Обратная связь: Email