|  | 

Краткое содержание “Избранная критика” Ходасевич

Гумилев и Блок

Это люди разных поэтических поколений. Блок – символист, Гумилев – враг символизма. Для Блока его поэзия – духовный подвиг, неотделимый от его жизни, для Гумилева – форма литературной деятельности.

Блок – поэт всегда, Гумилев – лишь когда писал стихи. Гумилев обладал отличным литературным вкусом, было что то ребяческое в его стриженной голове, в его выправке, скорее гимназической. Блок считал свое слово о Пушкине последним. Он завещал обществу и русской литературе хранить пушкинское наследие – свободу. Гумилев хорошо разбирался в поэзии и ценил Блока, его “сокрытый двигатель” и душевно-духовный смысл были вроде Гумилеву чужды.

Блока же в Гумилеве задевала “пустоватость, ненужность, внешность”. Акмеизм казался Блоку разложением “брюсовщины”. Ведь влияние Гумилева на литературную молодежь росло и это влияние Блок считал пагубным. Вскоре вражда пробилась наружу. “Цех поэтов” – первоначально был в литературном смысле беспартийным.

Но акмеисты завладели им, когда акмеизм кончился “Цех” заглох. В 1921 году Гумилев хочет его воскресить. Из слов Мандельштама я понял, что “перевыборы” были подстроены некоторыми членами “Цеха”, которые хотели встать на путь коммерции, Блоку не понравились эти выборы и в первом номере “Литературной газеты” Блок пишет статью, направленную против Гумилева и “Цеха”.

Московский литературно-художественный кружок

Первый вторник посвящен поэзии Фета, доклад читал Брюсов. Оживленная часть вечера прошла в столовой. В кружке проходили бои молодой литературы со старой.

Была у кружка библиотека с читальней, где имелось много ценных изданий. Брюсов захотел издавать “Известия” кружка.

Пролеткульт

В 1918 году я читал лекции о Пушкине студенческой пестрой аудитории. Я могу засвидетельствовать ряд прекрасных качеств русской рабочей аудитории – подлинное стремление к знанию и интеллектуальную честность. Нам начали мешать.

При Пролеткульте хотели издавать журнал “Горы” под редакцией студентов.

О символизме

Был на лекции Аненнского, где лектор дал краткий обзор русского символизма. Все сказанное было исторически верно, но лектор знал символизм по книгам, символизм не изучен и не прочитан. Тот кто дышал воздухом символизма, навсегда уже чем-то отмечен.

Слишком многое сознательно строилось на перекличке переживаний, мыслей, тем. Написанное всегда было или становилось для символистов реальным жизненным событием. Писатель не отчуждается от человека, часть творческой энергии и часть внутреннего опыта воплощалась в творчестве, а часть – недовоплощалась, утекала в жизнь, подобно тому как утекает электричество при плохой изоляции.

Это и есть недовоплощенность символизма, для символиста писатель и человек суть окружность и многоугольник, одновременно и описанные и вписанные друг в друга.




Краткое содержание “Избранная критика” Ходасевич
Обратная связь: Email