|  | 

Критика романа “Обломов” И. А. Гончарова

Мало кто из героев русской литературы истолковывался столь противоречивым образом, как Обломов. Широко известна точка зрения Н. А. Добролюбова (статья “Что такое Обломовщина?”), в соответствии с которой Обломов трактовался резко отрицательно – как прямое порождение и воплощение всей крепостнической системы. По мнению Добролюбова, Обломов – логическое завершение целой галереи так называемых “лишних людей” – Онегина, Печорина, Бельтова, Рудина…

В Обломове доведено до конца типичное для них всех противоречие между словом и делом, между возвышенными мечтаниями и какой-то фатальной их бездеятельностью.

Почему так произошло с героем романа? Потому, считает критик, что барство привело его в жалкое состояние нравственного рабства. При этом Добролюбов воспринимал понятие “обломовщина” в самом широком плане: “В каждом из нас сидит значительная часть Обломова, и еще рано писать нам надгробное слово”.

Следует заметить, что Гончаров был очень доволен статьей Добролюбова. Сразу же после ее опубликования он писал одному из своих знакомых: “…мне кажется, об обломовщине, то есть о том, что она такое, уже сказать после этого ничего нельзя… Такого сочувствия и эстетического анализа я от него не ожидал, воображая его гораздо суше”.

Точка зрения Добролюбова длительное время почти безраздельно господствовала в нашем литературоведении. По существу, в тени оставалось мнение другого критика 50-х гг. XIX в. – А. В. Дружинина, автора статьи “”Обломов”, Роман Гончарова”. Дружинин признает, что характер Обломова действительно отражает важные стороны русской действительности, но, в отличие от Добролюбова, совершенно иначе относится к герою романа и вообще к обломовщине: “…корень ее таится просто в незрелости общества и скептическом колебании чистых душою людей перед практической безурядицей”.

Отсюда вывод: “Обломов любезен всем нам и стоит беспредельной любви”.

Суждения Дружинина в последнее время вспоминаются все чаще. Принципиальное бездействие чистого душою Обломова объясняется как выражение его сознательного протеста, как разочарование умного и деятельного человека в самой возможности настоящей деятельности. Эта тенденция отразилась в фильме Никиты Михалкова “Несколько дней из жизни Обломова” (1979), в котором герой романа Гончарова по существу полностью оправдан и возвеличен.

Для режиссера это было делом принципа, как сказал он в одном из выступлений, “актуальность обломовщины кончилась. Порок обломовщины сменился пороком штольцевщины”.

Так ли это на самом деле? Для того чтобы ответить на данный вопрос, необходимо вчитаться, вслушаться в то, что говорил когда-то Гончаров.




Критика романа “Обломов” И. А. Гончарова