|  | 

Лирика М. Лермонтова в моем восприятии

“Как всякий настоящий, а тем более великий поэт, Лермонтов исповедовался в своей поэзии, и, перелистывая томики его сочинений, мы можем прочесть историю его души и понять его как поэта и человека”, – писал И. Андроников. Страницы его юношеских тетрадей похожи на поэтические дневники, полные размышлений о жизни и смерти, о вечности, о добре и зле, о смысле бытия, о любви, о будущем и прошлом. Редеют бледные туманы Над бездной смерти роковой,

И вновь стоят передо мной Веков протекших великаны… Мне как читателю нравится путешествовать на крыльях лермонтовской лирики. Воображение поэта уносило его то на Кавказ, где он побывал в детстве, а потом служил, то в страны, где он не бывал вовсе, – в Литву, Финляндию, Испанию, Шотландию, Грецию, в будущее и в прошлое и даже в надмирное пространство: Как часто силой мысли в краткий час

Я жил века и жизнию иной, И о земле позабывал… Его мысль в непрестанном лирическом горении. Недаром Белинский сразу же отметил у Лермонтова “резко ощутительное присутствие мысли”, а не одни пластические образы. Его мысли, обретя художественную форму, сделали известными многие стихотворения поэта.

Это и “Дума”, “Не верь себе”, “Демон”, “Сказка для детей”. Поэт высказывает небывалые в то время в светском обществе откровения: И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви, И царствует в душе какой-то холод тайный, Когда огонь кипит в крови.

Природа наделила Лермонтова мощным лирическим чувством и страстями. Маленьким мальчиком он плакал на коленях у матери от песни, которую она напевала ему. И в память о рано ушедшей матери и о той песне он написал потом своего “Ангела”:

Он душу младую в объятиях нес Для мира печали и слез; И звук его песни в душе молодой Остался – без слов, но живой.

Лермонтов и полюбил очень рано, в десятилетнем возрасте. Вспоминая через несколько лет златокудрую девочку и Кавказские горы, он записал в свою тетрадку: “Говорят (Байрон), что ранняя страсть означает душу, которая будет любить изящные искусства. Я думаю, что в такой душе много музыки”. Лермонтов, я полагаю, утверждал это на основании своего опыта.

Итак, добрый характер, любящее сердце, способность увлекаться – вот, на мой взгляд, важные качества Лермонтова-лирика. Приведу стихи, посвященные умершему другу поэта, декабристу А. Одоевскому, с которым он подружился на Кавказе: Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Покрытое землей чужих полей, Пусть тихо спит оно, как дружба наша

В немом кладбище памяти моей. Или вот еще пронзительнее, тоже о преданности любви и дружбе: О друг! всегда везде с тобою Душа моя. Я считаю, что за тринадцать лет творчества Лермонтов совершил, если так можно выразиться, лирический подвиг.

Он опоэтизировал всегда заедающую душу серую обыденность жизни, заронил в нее искру страсти, любви и надежды. Прекрасно, что на лирическом опыте такого поэта, как М. Ю. Лермонтов, нам выпало осваивать страну мечты, страну “горнего духа”.




Лирика М. Лермонтова в моем восприятии
Обратная связь: Email