|  | 

Литературный и поэтический словари

Эти два словаря, вышедшие один за другим в издательском доме “Литературная учеба”, наверное, не получат соответствующих учебно-методических грифов – хотя оба выпущены в рамках Федеральной целевой программы “Культура России”. Может быть, не получат потому, что представляют собой не дистиллированные тексты с тяжелым отливом школьного псевдолитературоведения, а собрание живого опыта многих исследователей.

Словарь, как и любая справочная литература, – вещь зачастую холодноватая. Целевая аудитория таких изданий ограничивается обычно сферой профессиональной деятельности. Словарь открывается по мере надобности, его страницы перелистываются только в поиске нужного термина, его чтение – процесс не длительный, и закрыть его так же легко, как и открыть. Но в нашем случае этот подход не принимается самими составителями словарей.

Они подчеркивают, что видят в своем детище “не просто справочное издание, но по-настоящему “звучащую книгу””.

То есть их практическую применимость хотят сочетать с настоящей художественностью, с тщательно, придирчиво выбранными примерами (избранным цитированием), в конце концов, со своей очевидной любовью к литературе.

Основу для обоих изданий дали статьи из рубрики “Литературный словарь”, на протяжении многих лет существовавшей на страницах журнала “Литературная учеба”. Это, наверное, ослабляет желаемую для традиционных словарей академичность – нет списка авторов в конце, “общих сведений” в начале, стилистических и грамматических помет, условных знаков – того тайного научного языка, на котором по законам жанра обычно пишется каждый справочник… Но, впрочем, составители словарей и не стремились к декларативной академичности. Залог литературного качества обеспечен статьями выдающихся филологов, среди которых М. Л. Гаспаров и А. П. Квятковский.

Рядом с ними статьи, написанные литературоведами новых поколений – В. Калмыковой, М. Лаврентьевым, Т. Шубиной…

Стилевое разнообразие словарей – их достоинство. В предисловии к “Поэтическому словарю” редакция объясняет: “Творческая свобода исследователей, разное видение ими проблемы и подходы к ее научному объяснению лишний раз доказывают: теория поэзии – категория живая, подвижная и многоплановая”. Основные качества словаря: разбор наиболее часто встречающихся терминов и понятий теории литературы и практическая применимость.

Заодно отметим: мягкая обложка и некрупный формат уменьшают вес книги – для учителя часто это качество становится важным, позволяя носить томики с собой с урока на урок.

Да и так ли нужна в живом деле школьного преподавания литературы эта самая стилевая общность?! В конце концов, помимо основных, фундаментальных терминов и понятий – ритм, рифма, образ и пр., в книгах анализируются также такие замысловатые, но вполне реальные явления литературы, как авторская глухота, холостой стих, макароническая поэзия…

Каждая статья дает не только определение конкретного термина, но и представление о его происхождении и языковой эволюции. В качестве иллюстративного материала приводятся цитаты из текстов русских писателей разных веков – что позволяет увидеть отечественную литературу в ее становлении, развитии и расцвете.

Возьмем, к примеру, статью “Белый стих”. Иллюстрациями к ней выбраны строфы таких разных авторов, как А. С. Пушкин, Г. Лонгфелло, Н. М. Карамзин, Ю. Д. Левитанский, Ю. Н. Верховский, В. Г. Перельмутер.

Хороший литературный словарь – карманное зеркало литературы. В своей малой форме он отражает все ее составляющие. Статья об эзоповом языке немедленно вызывает в сознании образ И. А. Крылова, “онегинская строфа” и “роман в стихах” – А. С. Пушкина, “стихотворение в прозе” – И. С. Тургенева. Некоторые страницы “Литературного словаря” можно причислить непосредственно к литературе, “Поэтического словаря” – к поэзии.

Откроем статью “Вдохновение” (автор – поэт Вячеслав Куприянов). “В происхождении слова “В ” повинно “дыхание”, “вдох” – то, что непосредственно и постоянно связывает нас с внешней средой и что является одновременно опорой звучащего слова, голоса.

По представлениям древних, Слово обитало вне нас, в кромешном пространстве, и имело космическую орбиту. Когда это блуждающее Слово входит в человека извне, возникает чувст­во подъема, восторга, стремление высказать преображенное Слово”. С научной точки зрения спорно? Наверное. А с поэтической?

В конце концов, какую литературу мы должны дать детям? Конечно же, не ту, что высмеяна Александром Блоком в классическом стихотворении “Друзьям”!

И при этом из словарей можно узнать неожиданные порой подробности, связывающие отдаленное. Например, о том, что автором популярного с детства “мальвининого” палиндрома “А роза упала на лапу Азора” является А. А. Фет.

У нового, разделенного на два тома словаря – все шансы стать еще одной настольной книгой учителя-словесника. Эти книжки можно назвать элегантными. Они не болтливы, они всегда в нужный момент под рукою, и именно их слово становится основой для добросовестного литературоведческого разговора.

Разумеется, не все сюда уместилось, например, статьи, связанные с литературными направлениями, течениями, школами. Возможно, появление в словаре терминов, о которых и филологи до сих пор спорят, сотрясло бы основную идею издания – легкость в научном изложении. Но, скорее, это надежда на продолжение поиска, на появление в “Луче” новых выпусков литературных словарей.

Наталья Николаевна Вишнякова, Учитель русского языка и литературы московской школы “Знак”



Литературный и поэтический словари
Обратная связь: Email