|  | 

Мастерство портрета и его роль в создании характера

На примере образа Ильи Ильича Обломова в романе И. А. Гончарова “Обломов”

Т Олстой назвал Роман “Обломов” “капитальнейшей вещью, какой давно не было”. Эта “капитальность” чувствуется уже в первых строках: “В Гороховой улице, в одном из больших домов… лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов”. Эпический размах соединяется в этой фразе с несомненной иронией. Характер повествования задает и характер центрального персонажа: в нем соединена общечеловеческая обобщенность, “капитальность”, обстоятельность – и специфические, зачастую нелепые, индивидуальные черты живого человека.

При создании образа главного героя в числе других приемов автор использует портрет, в котором также присутствует “капитальность”, то есть основательность, исчерпывающая полнота.

Словом “лежал” начинается описание героя, и во всей обширной первой части романа Обломов показан во время “лежания”. Эта особенность, явно имеющая гротескный характер, передает сходство Ильи Ильича с античной статуей: “беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока”. Это сходство не случайно: характер Ильи Ильича имеет некий античный колорит, так же как и вся картина его жизни – и в Обломовке, и на Выборгской стороне, где жизнь идет как бы вне города, цивилизации и движется циклично, как в античных мифах. Лежание Ильи Ильича эпически монументально. Кстати, смешным и неловким он кажется только в действии, например во взаимоотношениях со Штольцем или при попытке вслед за Ольгой взобраться на гору.

Когда же он неподвижен, то полон величия и достоинства; автор даже говорит о “не лишенной своего рода грации” лени Обломова. И Агафья Матвеевна любуется им именно в статичном, неподвижном состоянии: “Сядет он, положит ногу на ногу, подопрет голову рукой – и все это делает так вольно, покойно и красиво”.

Однако при этом в портрете Ильи Ильича чувствуется некоторая усредненность: “человек лет тридцати двух-трех” – то есть средних лет, “среднего роста”, цвет лица имел “ни румяный, ни смуглый, ни положительно бледный, а безразличный”. Все эти черты придают образу черты некоего “среднего человека”. Сам Гончаров удивился, когда узнал, что его героя отнесли к разряду “лишних людей”: “Да таких людей тысячи! – писал он. – Скорее меньше не-лишних…” Гончаров человеколюбив: в среднем человеке он видит отнюдь не “серую массу”, а, напротив, замечательную, в своем роде очень одаренную личность.

В портрете Обломова автор многократно подчеркивает его мягкотелость, но пока это только намеки на будущую полноту: “пухлые руки”, “мягкие плечи”, тело “слишком изнеженное для мужчины”. В эпизоде “Сон Обломова” показано, как зарождалась в нем с детства эта черта, как заботились о том, чтобы ребенок “хорошо кушал” и имел пухлые щеки. Показано в романе и дальнейшее развитие этой черты: во время романа с Ольгой он похудел, даже обрел стройность, с его лица сошла отечность, а позже, у Агафьи Матвеевны в доме, его хватил паралич от ожирения и неподвижного образа жизни.

Эта черта сопровождает его всю жизнь. Сама фамилия имеет общий корень со старорусским словом “обло” – круг, колесо. Именно круг ассоциируется с Ильей Ильичом. Жизнь его идет по замкнутому циклу, то есть по кругу, без заметного поступательного продвижения, и в конце концов возвращается на круги своя – на Выборгскую сторону, в “петербургскую Обломовку”.

Круг – фигура без углов, ни за что не цепляющаяся, кроме того, круг – нечто целостное, сформированное, как и характер Обломова. Ведь Обломов, несмотря ни на что, гармоническая личность, он инстинктивно чувствует смысл жизни и живет согласно своему ощущению высшей истины, к которому всю жизнь идут Штольц и Ольга. “Кристальная душа”, “золотое сердце”, “голубиная нежность” – все эти оценки относятся к Обломову. Мнение о герое самого автора, который в целом беспристрастен, сквозит в следующих строках: “…поверхностно наблюдательный, холодный человек, взглянув мимоходом на Обломова, сказал бы: “Добряк должен быть, простота!” Человек поглубже и посимпатичнее, долго вглядываясь в лицо его, отошел бы в приятном раздумье, с улыбкой”. “Поверхностно наблюдательным, холодным” человеком оказался в данном случае, как ни жаль, знаменитый критик Добролюбов, который весь характер Ильи Ильича, по существу, свел к понятию “обломовщина”.

Говоря же о “приятном раздумье”, в которое могло ввести лицо Обломова “человека поглубже”, Гончаров дает понять, что характер его героя сложнее и не сводится к каким-либо определениям; его глубины непостижимы и для самого автора. Характер героя в ходе романа не то что не проясняется, а, наоборот, усложняется. Показателен в этом отношении разговор Штольца с Ольгой, в котором она признается ему в своей первой любви:

“- Кого же? Это не секрет? – спросил он, чувствуя, что у него дрожат губы.

– Обломова.

Он остолбенел. Минуты две длилось молчание”.

Штольц пытается найти рациональное объяснение произошедшему: “Вы не поняли себя, Обломова или, наконец, любви…” Он обескуражен, что в его стройной картине мира обнаружены диспропорции, что его друг Илья оказался сложнее, чем он думал, что в нем есть что-то такое, за что его может полюбить женщина – да еще такая, как Ольга.

В портретном описании Обломова говорится о “халате из персидской материи” и “длинных, мягких и широких туфлях” – то есть одежде, в которой герою в первую очередь удобно, комфортно. То, что халат не имел “ни малейшего намека на Европу”, также весьма важно: в отличие от “европейца” Штольца, Обломов очень близок восточному мировосприятию с его философией неделания и созерцания. Халат этот – символ обломовского мироощущения, проходящий через все произведение. С самого начала он противопоставляется легкомысленному фраку и официальному чиновничьему мундиру. Штольц, пытаясь вывести Обломова из спячки, призывает друга “сбросить халат не только с тела, но и с души”.

Обломов делает это во время своего романа с Ольгой: он воскресает для духовных интересов, живет напряженной жизнью ума и сердца и в буквальном смысле сбрасывает халат, который лежит в шкафу заброшенный. Когда осенью Илья Ильич переезжает на Выборгскую сторону, роман с Ольгой еще продолжается, но свадьба все откладывается; Обломова терзают сомнения и тревоги; и в этот момент Агафья Матвеевна спрашивает, не достать ли халат: “материя еще хорошая”. Обломов отказывается. Но когда он приходит с последнего свидания с Ольгой, сознавшись самому себе, что ему недостанет сил всю жизнь идти вперед и вверх, когда он осознает, что с Ольгой уходит его последний шанс изменить свою жизнь, – он возвращается домой, и Захар подает ему халат: “Хозяйка сегодня принесла: вымыли и починили халат”.

Эта починка халата ассоциируется с тем, как Агафья Матвеевна и весь ее мир целительно действуют на Обломова, вылечивая после тяжелого потрясения.

Возвращаясь к портрету Обломова, можно заметить, что если его фигура в начале романа показана в статическом состоянии, то внутренний мир в тех же портретных описаниях, напротив, изображен в динамике: “Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы…” и так далее; “взгляд помрачался”; “душа светилась в глазах”; “на лицо набегала туча заботы, взгляд туманился”. Как видно, душа героя отнюдь не неподвижна, а повороты ее богаты и разнообразны; но все движения души как бы размыты, всюду подчеркнуто “отсутствие всякой определенной идеи”.

Таким образом, в портрете героя, данном на первой же странице романа, уже заложены все основные черты образа Ильи Ильича, которые позднее получают развитие в романе. Перед нами предстает характер сложный и разнообразный, который и толкуют по-разному. Социальный аспект этого образа – “лишний человек”, “обломок дворянства”.

Однако он идет вразрез с общечеловеческим, философским пониманием, в свете которого герой – гармоническая личность, наделенная чистой, благородной душой и ясным сознанием добра и зла, личность, не разменивающая себя на мелочи, не растворяющаяся в суете – и в целом очень мудро живущая. Я склоняюсь к мнению, что писатель такой величины, как Гончаров, не ограничивался при создании образа своего героя злободневным, социальным ее аспектом, как долгое время было принято толковать, и что “Обломов”, в первую очередь, – роман о великой и жаждущей гармонии человеческой душе.




Мастерство портрета и его роль в создании характера