|  | 

“Нет: рано чувства в нем остыли…” (образ разочарованного человека в романе Пушкина “Евгений Онегин”)

Евгений Онегин – центральный персонаж одноименного романа Пушкина. Это сложный, очень сложный характер… Непримиримые противоречия уживаются в душе Онегина, и трудно разобраться, когда он искренен, когда лицемерит. Трудно определить мотивы, которые оказываются решающими для него. Онегин подражает широко распространенному в то время литературному герою – байроновскому Чайлд Гарольду.

Однако далеко не все черты его поведения заимствованы у книжного образца. Его разочарованность – не маска, которой прикрыт лик самодовольного человека и которую можно легко сбросить, чтобы надеть другую. Стойкое разочарование героя в собственном образе жизни и в светской публике особым образом перекликается с настроениями романтиков той поры, как русских, так и зарубежных. В их разочаровании выразилось убеждение в том, что мир устроен неправильно и что люди не в состоянии переустроить его по справедливому образцу.

Поэтому романтиков влечет в иной мир, противоположный существующей действительности – в мир мечты, фантастики. Пушкин описал несколько лет из жизни молодого Онегина в свете. Все наслаждения и развлечения доступны герою. Казалось бы, такая жизнь должна отличаться разнообразием и богатством впечатлений. Каждый день занят с утра до поздней ночи и распланирован заранее.

Сначала – неизменная прогулка на бульваре. Затем следует обед в модном ресторане в кругу знакомых, представляющих золотую молодежь Петербурга. Обед затягивается до времени, когда Онегину пора мчаться в театр, чтобы не нарушить каждодневный график.

К началу балета Онегин опаздывает, и приходится идти “меж кресел по ногам”. Зрителям, конечно, это доставляет неудобства, но как же иначе молодой повеса может покрасоваться перед всем театром? Возникает вопрос: зачем он вообще приехал? Из описания поведения героя вовсе не видно, чтобы он и в самом деле был поклонником театра: …

С мужчинами со всех сторон Раскланялся, потом на сцену В большом рассеянье взглянул, Отворился – и зевнул. Здесь он играет всего лишь роль театрала.

Все ездят в театр, так положено для светского человека – и Онегин исполняет эту обязанность. А исполнив, показав себя, тут же уезжает, не дожидаясь занавеса. Его ждут другие обязанности: “три дома на вечер зовут”.

График еще не выполнен: день еще не кончен, пока Онегин не побывает на балу. Наконец, и балы остались позади. Онегин выполнил все, что положено светскому человеку совершить за день. Он может со спокойной душой отправляться домой.

Петербург в это время уже просыпается и начинает очередные трудовые будни. Каждый делает свое дело, так или иначе полезное для общества. Лишь Онегин, “утро в полночь обратя”, спит себе преспокойно. Его не касаются труды города, у него своя жизнь, свои заботы и радости.

Ведь он – “забав и роскоши дитя”. Он один из тех, кто пускает на ветер накопленное общественным трудом. Разнообразие подобной жизни лишь видимое, такое существование не может дать человеку подлинного счастья: Но был ли счастлив мой Евгений, Свободный, в цвете лучших лет,

Среди блистательных побед, Среди вседневных наслаждений? Евгений несчастлив. Он не может, не хочет далее продолжать существовать таким образом. Для иных – это сладкая жизнь, это вечный праздник и приятные хлопоты.

Но принудительное однообразие светского быта неизбежно должно вызвать протест у любого неглупого человека. Пушкин уверенно заявляет об Онегине, что: … рано чувства в нем остыли; Ему наскучил света шум;

Красавицы не долго были Предмет его привычных дум; Измены утомить успели;

Друзья и дружба надоели… Одни и те же впечатления входят в сознание героя. Одни и те же речи он принужден вести. Среда воздействует на него в одном и том же направлении.

Но Онегин не может вечно оставаться молодым повесой, потому что юность миновала! Герой приблизился к поре зрелости. Жизненной необходимостью стала потребность в осмыслении окружающего мира и самого себя. Бездумное наслаждение уже не радеет, потому что в нем ощущается принудительность.

А он не хочет оставаться безликим и исполнять надоевшие ему роли. На протяжении двадцати двух строф Пушкин изобразил, как у Онегина начинается духовное опустошение. Бодро отправляется он на бульвар, но им очень скоро овладевает усталость. Домой он возвращается под утро полусонным и обессиленным. Вечный праздник жизни уносит не меньше сил, чем деятельный труд.

Все честолюбивые надежды героя рушатся одна за другой. В сорок третьей строфе говорится об утратах Онегина: это осознание, что упорный творческий труд не по нему и – самое главное – расставание с надеждой попасть в “цех зазорный”, в круг творческих людей. В сорок четвертой строфе сказано о неудаче “себе присвоить ум чужой”.

Онегин терпит очередное поражение, его рассуждения носят оборонительный характер. Не дается наука – и не надо: все равно она скучна, в сочинениях ученых “в том совести, в том смысла нет”. Онегин даже заподозрил, что “там обман иль бред”.

И вот в сорок пятой строфе следует закономерный итог: опустошение, разочарование, озлобленность возникают в душе Онегина. В разочаровании главного героя романа были повинны не только недостатки его образования, не только его личные утраты, не только его неумение преодолевать препятствия. Виноват был строй, царивший в России. В годы аракчеевской реакции неизбежно возникало ощущение собственной ненужности у тех, кто принадлежал к числу лучших дворян.

Онегин – человек неглупый, незаурядный, но без поэтического таланта и без научного склада ума. “Прилетев” в деревню дяди, герой “его нашел уж на столе”. Теперь у Онегина есть все, чтобы стать, наконец героем романа, – состояние, положение в обществе, сложившийся характер, новая обстановка и новый круг знакомств. Но характер, отлитый по меркам светской жизни, не дает Онегину проявить себя лучшим образом. Евгений постоянно играет свои роли. Особенно это касается отношений с Ленским и Татьяной.

С первым, несмотря на поразительную разность, он завязывает общение на наученной почве: Волна и камень, Стихи и проза, лед и пламень Не столь различны меж собой. Эти герои “стали неразлучны”, стали “от делать нечего друзья”.

Так говорит Пушкин, подчеркивая главное побуждение, которое двигало Онегиным в деревенский период его жизни. Но вот произошла дуэль – и Ленский убит. Онегина преследует воспоминание о нем, его терзает сознание своей ошибки.

Можно сказать, что у героя пробудилась совесть, она его тревожит – и его терзания вполне искренни. Здесь Онегин вряд ли играет: он вовсе не стремится перед другими создать видимость кающегося человека. Герой действительно испытывает раскаяние, хотя и считает это слабостью и скрывает ее от окружающих.

Ведь быть совестливым в свете – это поставить себя под удар, это значит выглядеть либо смешным человеком, либо слабым. Все, кого Онегин встретил на жизненном пути, задумываются о том, что он за человек. Неодинаковыми сторонами открывался он для них. Едва ли не глубже всего проникла в существо его натуры повзрослевшая Татьяна в финале романа, но и ей не удалось разгадать его до конца… Это была трудная задача.

Она была по плечу только автору, который должен все знать о своих героях и все понимать в их душе: ведь каждый из героев – это его создание. Для Пушкина Онегин – не пародия. Поэт берет под защиту своего героя с его “неподражательной странностью”. Пушкин подчеркивает важность умения отличать подлинное разочарование от мнимого. С этой целью он прибегает к приему градации отрицательных оценок Онегина Татьяной.

Они доводятся до определенного логического предела, призывая читателя проанализировать об Онегине все то, что ему известно.




“Нет: рано чувства в нем остыли…” (образ разочарованного человека в романе Пушкина “Евгений Онегин”)