|  | 

Николай Иванович Тряпкин

Николай Иванович Тряпкин родился 19 декабря 1918 года в деревне Саблино Тверской губернии, в семье крестьянина-столяра. В 1930 году семья перебралась в подмосковное село Лотошино, где Николай Иванович в 1939 году окончил школу, а затем поступил в Московский историко-архивный институт. Начавшаяся война резко изменила ход жизни.

На фронт не взяли, и в числе эвакуированных Тряпкин оказался в деревне под Сольвычегодском, где впервые обратился к поэзии.

Он признает, что русский Север сделал его поэтом. С тех пор в его поэзии господствует деревенский уклад, деревенская мистика. И даже переезд в Москву лишь укрепляет ее.

Осенью 1943 года Тряпкин возвращается домой к родителям.

В 1945 году показывает свои стихи Павлу Антокольскому, который не только одобрил их, но и содействовал публикации в журнале “Октябрь”. Почти до конца жизни поэт продолжает жить в Подмосковье, лишь незадолго до смерти получает московскую квартиру. Его любят, ценят и…

Не замечают. Выходят книги, о них пишут, но в целом его поэтическая философия “общего дела”, проистекающая из нравственных исканий русского народа, далека от господствующей лирики. Его поэзию очень ценили писатели круга “Нашего современника” – Юрий Кузнецов, Станислав Куняев.

Он, может быть, оказался последним поэтом русской глубинки, русского лада. Он не был чисто крестьянским поэтом, но все пропускал через свой крестьянский мир.

Он был вольным хранителем русского слова. Не боялся и затронуть трагические темы раскулачивания, коллективизации, тяжелой жизни крестьянства. В последний период своего творчества резко выступал против перестройки и разрушения России.

Вошел в редколлегию газеты “День”, был ее постоянным автором и в каком-то смысле поэтическим символом.

Один из последних классических поэтов России XX в. Умер в Москве 20 февраля 1999 года. Юрий Кузнецов незадолго до своей смерти писал о нем в газете “День литературы”: “Николай Тряпкин близок к фольклору и этнографической среде, но близок как летящая птица. Он не вязнет, он парит.

Оттого в его стихах всегда возникает ощущение ликующего полета…

Бытовые подробности отзываются певучим эхом. Они дышат как живые. Поэт владеет своим материалом таинственно, не прилагая видимых усилий, как Емеля из сказки, у которого и печь сама ходит, и топор сам рубит.

Но это уже не быт, а национальная стихия. В линии Кольцов-Есенин, поэтов народного лада, Тряпкин – последний русский поэт.

Трудно, и даже невозможно в будущем, ожидать появления поэта подобной народной стихии”.Нам остается надеяться, что в третьем тысячелетии значение поэтического слова Николая Тряпкина будет только возрастать, и молодые любители поэзии по-настоящему оценят недосягаемую уже для них народную поэтическую самобытность Николая Тряпкина. Его стремление быть с народом и привело поэта на баррикады Дома Советов в 1993 году, привело на страницы самой оппозиционной газеты “День”. Источник: “Серебряный век простонародья”.

/ В. Г. Бондаренко. – М.

: ИТРК, 2004




Николай Иванович Тряпкин
Обратная связь: Email