|  | 

О блочно-тематической методике изучения литературы

Чем дать рыбу, лучше научить ее ловить. Народная мудрость

Как мы учим школьников на уроках литературы? Стараемся донести до учащихся знания – рассказываем об основных темах произведения, идеях, особенностях сюжета, композиции, характерах персонажей и т. п. Все в соответствии с программой. Но ведь это уже готовые, “разжеванные” знания. Учитель объясняет тему, учащиеся читают текст и работают над ним обычно по заранее данным учителем вопросам, штудируют учебник. А где же тогда творчество, где самостоятельная исследовательская работа?

Они занимают ничтожную долю в учебной деятельности. Эти недостатки, на мой взгляд, можно устранить на основе методики, при которой изучаемые произведения объединяются в тематические блоки.

Установление внутрипредметных связей и тематического единства вовсе не означает искусственную привязку на основе простого совпадения частностей и деталей в различных произведениях.

Умение отмечать тематическое единство различных произведений – это необходимый этап в литературном образовании. Эти ассоциативные мостики от одного произведения к другому, даже удаленному во времени и пространстве, дают возможность показать литературный процесс в развитии, чтобы он не казался в школьном изучении собранием разрозненных отдельных произведений отдельных авторов.

Учащиеся получают возможность через раскрытие общей темы в конкретных произведениях проследить развитие сюжета, идею, композицию, систему образов и т. д.

Выбор темы урока в рамках изучения художественного произведения при блочно-тематической методике в принципе условен. Единственное здесь требование – выделение ключевых, основных тем в соответствии с программой по литературе.

На что, например, нужно обратить внимание на уроке повторения “Тема фатума в некоторых произведениях Пушкина и Лермонтова” (на примере “Песни про купца Калашникова” Лермонтова, “Выстрела” и “Песни о вещем Олеге” Пушкина)?

Через все эти произведения проходит мысль, что “от судьбы не уйдешь”, но решают ее герои, согласно авторскому замыслу, совершенно по-разному.

Желает изменить судьбу, избежать смерти князь Олег, бережет свою жизнь и ждет своего часа Сильвио, в свою удачную планиду верит граф, спокойно кушая черешни под дулом пистолета. И лишь удалой купец Калашников решил:

Чему быть суждено, то и сбудется. Постою за правду до последнего.

Эта тема фатальности, предопределенности и неизбежности смерти преследует Михаила Юрьевича всю его недолгую жизнь. Не забывайте, что идее фатума посвящена целиком одна из новелл “Героя нашего времени”.

Таковы и его герои. Чувствует свою смерть Калашников, чувствует, но изменить уже ничего не может. И пушкинский князь Олег желает спасти свою жизнь от страшного предсказания, но не думает, что гибель его будет столь приземленной для военачальника.

А как он умер? Какая смерть привычна для военачальника? С кем воевал реальный князь Олег?

Как вы об этом узнали? – образуется цепочка вопросов, где из ответа снова вытекает вопрос.

Во многом пародийный характер повести “Выстрел” как образца типично романтической литературы не мог не наложить отпечаток и на раскрытие темы. Ведь развитие сюжета в романтической литературе во многом определено случайными факторами. Судьба, рок “вертит” жизнями персонажей. Не этим ли объясняется присущая такой литературе атрибутика в развитии сюжета: таинственные исчезновения и появления, неожиданные письма и неожиданные встречи, чудесные спасения из безвыходных ситуаций и, следовательно, постепенное “закручивание” интриги? (Прекрасная возможность обсудить в классе современную приключенческую и детективную литературу, ныне заполнившую книжные развалы, и ее телевариации.)

Нужно обратить внимание учащихся на то, могут ли герои при данных обстоятельствах, в данное время и у данных авторов быть иными. Мог ли быть другим у Лермонтова Иван Грозный – строгим, жестоким, но справедливым судьей? А каков Иван Грозный в исторической перспективе, с точки зрения современного историка (скажем, популярного популяризатора Эдварда Радзинского) или у классиков исторической мысли Карамзина, Соловьева, Костомарова? Как показан у других авторов (например, в романе “Князь Серебряный” А. К. Толстого)?

Как соотносится тема царского суда, царской справедливости с судьбой самого поэта? В каких произведениях Лермонтова она еще возникает, в связи с какими событиями? (“Смерть поэта” и судьба А. С. Пушкина.)

Такие образные ассоциативные мостики-нити, перебрасываемые к героям, сюжетам, темам и т. д., влияют на развитие аналитической способности ребят. Основой тому – внимательное прочтение текста, при котором мимо взора исследователя не должны пройти ни одна деталь, ни один факт.

А разве тема независимости правдивого слова в “Песни о вещем Олеге” – “Волхвы не боятся могучих владык…” – не имеет продолжения в поэзии Пушкина?

Или тема дуэли в “Выстреле”. В каких произведениях великого поэта она еще встречается? (” Евгений Онегин“, ” Капитанская дочка“, “Арап Петра Великого”.) В чем своеобразие трактовки темы в каждом произведении? Вспомните, как погиб сам Пушкин.

А тема защиты семейного счастья у Лермонтова разве не имеет развития в “Маскараде”, преломившись в судьбе того же Александра Сергеевича?

Таких примеров можно привести множество. Установление ассоциативных связей в рамках изучения художественных произведений тематическими блоками помогает ориентироваться в пространстве литературы. Десятки нитей ассоциаций должны охватить весь литературный процесс во времени и в пространстве, должны сделать для учеников его видение целостным и гармоничным.

Здесь неожиданно открывается простор для творческого мастерства учителя литературы. При всей нелюбви современных учащихся к чтению эта методика познания литературной Вселенной может стать для них спасительной нитью Ариадны.




О блочно-тематической методике изучения литературы