|  | 

Образ пустоты в повести В. Пелевина “Омон Ра”

Урок в 11-м классе гуманитарного профиля

В рамках изучения русской литературы современного периода (1980-2000-е годы) учащимся классов с углубленным изучением литературы можно предложить на выбор произведения Виктора Пелевина “Омон Ра”, “Жизнь насекомых”, “Чапаев и пустота”, “Generation “П”” и на этом материале ознакомить их с одним из наиболее интересных и вместе с тем спорных явлений в искусстве – постмодернизмом.

Беседу о творчестве В. Пелевина было бы логично предварить теоретической справкой, включающей сведения о постмодернизме как направлении и его основных художественных принципах. Объем этой части урока зависит от уровня подготовленности класса.

Основным принципом постмодернизма (от Лат. post – “после” и Фр. modern – “современный”, “новейший”) является отмена прежних постулатов и стереотипов. Постмодернизм сдвигает привычные границы понятий высокого и низкого, прекрасного и безобразного, нравственного и безнравственного. Материалом для творчества постмодернистов становится не столько реальная действительность, сколько сами произведения искусства, в первую очередь классического.

Отсюда вытекает одно из ключевых понятий этого направления – текст. Текст популярного чужого произведения рассматривается в постмодернизме и как предмет изучения, и как предмет изображения. Исследователи называют эту особенность интертекстуальностью. Интертекстуальность – это литературный синтез, сутью которого является “слияние художественных энергий” (Т. Манн), соединение тезиса с антитезисом, традиции с новаторством, широкое использование литературного цитирования и перефразирования.

Также одним из отличительных принципов постмодернизма является отказ от попыток через искусство влиять на жизнь, отказ от какой-либо “идеологии” и поучительности. Еще одним характерным свойством этого направления является сочетание реальности, “голой правды” с фантазией, игрой воображения, эксцентрикой. Специфическим качеством постмодернизма считается также соединение элитарного искусства “для избранных” с массовой культурой.

Таким образом, постмодернизм являет собой единство противоположностей, слияние разнонаправленных стилей в одном русле, в одном направлении. Эти и другие особенности постмодернистской поэтики можно проследить, анализируя произведения В. Пелевина, прочитанные учащимися по их выбору. Темой урока, объединяющей разные романы и повести этого писателя, может стать “Образ пустоты в произведениях В. Пелевина”.

Повесть В. Пелевина “Омон Ра”, опубликованная в 1992 году, принес писателю по-настоящему широкую известность. Уже в этом произведении автор демонстрирует главные особенности своей прозы, которые позднее определят своеобразие пелевинской художественной системы: соединение реальности и фантастичности; двуплановость повествования; игра созвучий, слов и смыслов; использование анекдота и каламбура; яркая карикатурность.

Главным объектом сатиры в повести является тоталитарное государство, основанное на обмане и всеобщей мистификации. В своем отрицании и разоблачении писатель покушается на “святая святых” истории советской науки и государства в целом – приоритетные достижения в сфере космонавтики. В изображении В. Пелевина все эти так называемые достижения оказываются просто фикцией. Луноходы и космические корабли, как выясняется в финале романа, снимаются в павильоне.

Разоблачение советского мифотворчества и дальнейшее разрушение мифа о социализме – основной пафос большинства произведений В. Пелевина. За декоративным фасадом космической “сверхдержавы” прячется “огромная страна, где много-много маленьких заплеванных каморок, в которых воняет помойкой” ( Пелевин В. Омон Ра // Знамя. 1992. № 5. С. 12.

Цитаты далее – по этой публикации).

Важнейшей функцией тоталитарного государства выдвигается создание мифа о самом себе. Поддержание этого мифа, по В. Пелевину, – необходимое условие существования тоталитарной системы. Государство в “Омон Ра” – грандиозный мистификатор, ловкий и циничный иллюзионист, скрывающий за ярким занавесом подлинную пустоту звонких лозунгов и деклараций.

Фамилия главного героя повести – Омона Кривомазова – является “говорящей” и, очевидно, несет значение искаженного восприятия им действительности, как в кривом зеркале или запотевших очках. Смысловое наполнение этого образа состоит также в воплощении им качеств большинства представителей определенного времени и социума – советского народа. Само это высокое понятие – “советский народ”, как показал В. Пелевин, стало предметом спекуляций и манипуляций со стороны идеологов тоталитаризма.

Почему бы в этом смысле не отнести Омона Кривомазова к подлинным “героям своего времени”, времени “расцвета” социализма?

Символична сцена наказания в пионерском лагере, в которой вожатый олицетворяет государство с его карательной системой; ползущие в противогазах – советский народ, живущий в экстремальных, нечеловеческих условиях, да еще и испытываемый на выживаемость; взгляд сквозь запотевшие и забрызганные слезами стекла противогаза – восприятие реальной действительности сквозь призму всеобщего обмана. В воспоминаниях Омона о том, как он проползал в противогазе по длинному коридору, раскрываются способы воздействия тоталитарной системы на человека: “Еще через несколько метров мои слезы иссякли, и я стал лихорадочно искать какую-нибудь мысль, которая дала бы мне силы ползти дальше, потому что одного страха перед вожатым было уже мало”.

Эта “мысль”, дающая герою силы ползти дальше, – мысль о коммунизме, внушенная Омону и тем, кто “ползет” рядом с ним, на тот случай, если “сила свыше” (вожатый) перестанет быть пугающей для них. Во время этой экзекуции где-то вдали “репродуктор поет” про “прекрасное далеко…”. Мечта о коммунизме по своей привлекательности и высоте тождественна лишь мечте о космосе.

Детство Омона проходит в пространстве, до краев заполненном космической символикой: кинотеатр “Космос”, пионерлагерь “Ракета”, картонная ракета в столовой пионерлагеря, мозаика на стене павильона, изображающая космонавта в открытом космосе, фильмы и песни о летчиках. Все это служит средством воздействия на формирующееся сознание героев, вызывая ощущение доступности мечты и близости ее осуществления. При этом ради мифического светлого завтра приносится в жертву сегодняшняя реальность: “…Духом я устремился ввысь, и все, чего потребовал выбранный мною путь, уже не вступало ни в какие противоречия с моей совестью, потому что совесть звала меня в космос и мало интересовалась происходящим на Земле”.

Символичен образ висящего в столовой пионерлагеря картонного звездолета. Омон и его друг Митек делают поразившее их открытие: внутри звездолета находится пластилиновый человечек. “Когда ракету делали, начали с этого человечка. Слепили, посадили на стул и наглухо облепили со всех сторон картоном”. “…Но самое интересное, – задумчиво и как-то подавленно сказал Митек, – что там не было двери. Снаружи люк нарисован, а изнутри на его месте – стена с какими-то циферблатами…

Найти бы того, кто эту ракету склеил, – сказал Митек, – обязательно бы ему по морде дал. – А за что? – спросил я. Митек не ответил”.

“Есть, видимо, какое-то странное соответствие между общим рисунком жизни и теми мелкими историями, которые постоянно происходят с человеком и которым он не придает значения”. Замурованный в кабине звездолета пластилиновый человечек – прообраз главного героя, летящего спустя несколько лет в космос в такой же наглухо запертой ракете. Замкнутое пространство, отсутствие двери, выхода – эти образы ассоциируются у читателя с атмосферой безысходности в тоталитарном государстве, где человек лишен свободы и с детства обречен. Нарисованная снаружи дверь – лишь фикция, все тот же лживый “фасад”, за которым – ничто, пустота.

В повести В. Пелевина “луноход” напоминает “большой бак для белья, поставленный на восемь тяжелых колес, похожих на трамвайные”; “…я сидел внутри лунохода в седле, сжимая руль и пригнувшись к самой раме… в мое левое бедро упирался кислородный баллон с надписью “ОГНЕОПАСНО”, а в правое – алюминиевый бидон…”; “…мир делался знакомым до мельчайших подробностей, как дверь сортира изнутри”.

Через всю повесть проходит один из главных образов в творчестве В. Пелевина – образ пустоты. Участники “полета” на Луну – Ваня, Сема Аникин, Дима Матюшевич – бесследно исчезают в пространстве. Образ пустоты в художественной системе Пелевина является многозначным – в повести “Омон Ра” этот образ связан с темами смерти, всеобщей мистификации, социальной утопии; с мотивами пустой, нереализуемой мечты, безвестного подвига ради абстрактной идеи, пустословия пропагандистских лозунгов и др.

Космос в финале романа – такая же фикция, ничто, пустота, как и коммунизм.

Таким образом, мечта о коммунизме, владеющая сознанием героев и лежащая в основе идеологии тоталитарного государства, оказывается тождественной мечте о космосе по своей недосягаемости. Но не следует рассматривать данное произведение только как карикатуру на тоталитаризм. С этим совершенно не согласуется концовка повести: спасшийся герой едет в московском метро и говорит себе: “Полет продолжается”.

Мотив освобождения сменяется мыслью о бесконечности превращений и мистификаций и о неизбывной потребности человека быть обманутым.

В финале повести возникает мотив духовной и нравственной опустошенности героя. Его поездка в метро так же бесцельна, как и “полет в космос” – это путь в никуда, тупиковый и бесконечный одновременно. В итоге пустота у Пелевина является очень многозначным и емким образом.

По сути, автор своим романом утверждает единственную реальность – пустоту. Автор строит свое произведение по законам виртуальной игры, показывая одновременно достоверность иллюзии и иллюзорность реальности. Начиная с повести “Омон Ра”, это станет одним из его основных художественных приемов.




Образ пустоты в повести В. Пелевина “Омон Ра”
Обратная связь: Email