|  | 

Общая территория чтения, или Восемь разных почему

Когда мы даем списки литературы для чтения на каникулах, мы всегда мысленно делим его на две части. Первая, обязательная, состоит из тех произведений, которые вы собираетесь изучать после каникул. Вторая, так называемая рекомендательная, – книги, которые нужно прочитать в определенном возрасте, как бы культурный фундамент и просто приятное чтение.

На мой взгляд, летние списки немыслимы без той литературы, которая нравится самому учителю, благодаря которой между учителем и учеником появляется взаимопонимание, некоторый “птичий язык”, необходимый на уроках такого тонкого, сложного, необъятного по своим сверхзадачам предмета, как литература. В эту часть списка учитель включает иногда и свои сокровенные книги-переживания, прочитав которые ученик испытывает как бы мини-катарсис и становится уже совсем другим человеком. Одни из самых ярких состояний человека – состояние до и после книги, когда она становится Книгой.

В этой части списка может оказаться Дж. Д. Сэлинджер, Р. Брэдбери, Дж. Р. Р. Толкиен, Э. М. Ремарк, Кл.

С. Льюис, О’Генри, Майн Рид, С. Черный, Ю. Коваль, А. де Сент-Экзюпери и многие, очень многие имена, которые так нужно открыть детям, и книги, которые хочется прочитать вместе с детьми, еще раз, возможно, вспомнив и свое открытие этой книжной “территории”.

Начиная с 8-го класса в списке появляются имена Аркадия и Бориса Стругацких. Конечно, встречаются уникальные личности, которые в 8-м классе уже прочитали всех Стругацких, но в основном с этим писателями Дети сталкиваются впервые.

Для школьного чтения лучше всего подходят рассказы, в частности, “Песчаная горячка”, “Человек из Пасифиды”, “В наше интересное время”, “Первые люди на первом плоту”, “Чрезвычайное происшествие”, “Забытый эксперимент”, “Шесть спичек”, “Бедные злые люди” и повести: “Отель “У погибшего альпиниста””, “Трудно быть Богом”, “Второе нашествие марсиан”, “Хромая судьба”.

Первой книгой Стругацких, которую я внесла в список летнего чтения по окончании 8-го класса, были “Хищные вещи века” .

Почему был выбран именно этот Роман? Прежде всего, потому, что его сжатый, насыщенный действием текст позволяет поставить перед учеником как можно больше разнообразных “почему” и “зачем”.

На мой взгляд, два этих вопроса – основа осмысленного чтения. “Зачем” говорит о цели: “Зачем он так поступает?” – то есть к чему, к какому будущему стремится тот или иной герой, выбирающий то или иное действие. “Почему” указывает на причину, поднимает мотивацию, а с ней и прошлое героя, иногда достаточно глубокое. Одно “почему” способно воспроизвести в памяти весь текст произведения, сплести многочисленные его эпизоды в сознании ученика в целое, в общую картину – в историю. Таким образом, “почему” и “зачем” показывают героя живым, с тем, что у него было, и с тем, что будет.

А жизнь, в пересказе переставшая быть плоской, не может не вызвать сочувствия.

Логичный, “математический” текст Стругацких как будто создан для разговора о нем, для диалога и – в случае удачи – для спора. Во-первых, чтение его требует концентрации, напряжения чувств. Во-вторых, переживание истории по Стругацким – это всегда личное переживание читателя; своеобразный сверхтекст – поверх строки звучит внутренний монолог читателя, не прерывающийся до тех пор, пока не прочитаны все строки.




Общая территория чтения, или Восемь разных почему