|  | 

“Пантократор” анализ стихотворения Есенина

История создания

Стихотворение “Пантократор” было написано Есениным в феврале 1919 г. и напечатано в газете “Советская страна” № 4 за 17 февраля. Стихотворение было посвящено товарищу Есенина, поэту-имажинисту Рюрику Ивневу, которому еще до публикации Есенин прочитал стихотворение. Позже посвящение было снято.

Стихотворение вошло в сборник “Ржаные кони” (1921).

Литературное направление и жанр

С 1918 г. Есенин, познакомившись с Мариенгофом, входил в группу московских имажинистов. Цель имажинизма – создание ярких художественных образов. По словам Рюрика Ивнева, когда он впервые слушал “Пантократора”, “строки летели, как разгоряченные кони”, а яркие образы “плыли, как облака”.

Даже описание чтения передается с помощью имажинистских образов.

Стихотворение довольно большое по объему, состоит из 4 частей и может рассматриваться как цикл.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – отрицание старого и поиск нового в жизни человека, природы и общества. Основная мысль: недостаточно кинуть клич “к черту старое”. Лирический герой ощущает себя всемогущим (Пантократором), но на деле нуждается в Боге, не умея ничем заполнить образовавшуюся пустоту.

Наконец он находит божество, позволяющее человеку быть всемогущим – это идея нового мира, коммунизма.

Стихотворение состоит из 4 частей. В первой части лирический герой бунтует против Бога, против устоявшегося порядка вещей: луны и звезд, смены сезонов и погоды, человеческих чувств. Лирический герой задумывает стать Пантократором, чтобы повелевать солнцу и луне.

Во второй части существующий мир воспринимается лирическим героем как арена грандиозных событий. Греческая и христианская мифология оживают для лирического героя: созвездия действуют соответственно своим названиям, небо наполнено сонмом умерших, а дед, занявший место Бога, управляет закатом солнца. Лирический герой обращается “Отче” в конце второй части то ли к деду, то ли к Богу, которого требует человеческая тоска, внутренняя пустота.

В третьей части лирический герой пытается представить себе мир без Бога, возвращаясь при этом к примитивной языческой мифологии. Испугавшись забвения смерти в мире без Бога, герой снова просит у него разрешения творить мир по-своему. Так подросток одновременно хочет избавиться от власти отца и нуждается в нем.

В последней части лирический герой, наконец, находит замену старому Богу – красного коня, символизирующего новые советские порядки. Подобно Богу, конь всемогущ и везет земной шар в счастливую страну. Но правит-то конем человек! Таким образом, герой находит для себя лазейку стать всемогущим, не отказываясь от Бога, не занимая его места.

Лирический герой на красном коне становится Богом для других, тех, кто во мгле.

Все части, кроме последней, состоят из 4 строф. Пятая строфа в последней части – вывод сразу ко всем частям. В ней создается образ всемогущего человека, делающего счастливой всю вселенную.

Тропы и образы

Стихотворение построено как рассуждение, в котором лирический герой начинает с отрицания Бога, потом ищет Бога и, в конце концов, находит подходящего. Это мышление подростка, стремящегося к самостоятельности и боящегося ее. Готовность лирического героя к преобразованию мира отражена в имажинистских образах-метафорах.

Он готов схватить за узду лучей лошадиную морду месяца, стряхнуть солнце с небес, вскочить заре на закорки, запрячь красного коня в оглобли земли.

Лирический герой передает жажду нового с помощью метафор ревет, бесится, хоронит тоску. Героя возмущают повторяющиеся в человеческой истории события, которые передаются метафорами власти и любви звезды славятся, медом струится плоть. Герой считает, что именно необходимость поклонения старым ценностям вызывает его протест.

Среди таких ценностей кудрявые седины Бога (метафорический эпитет, обозначающий традиционность и преемственность вообще), метафора осеннего листопада копейки с златых осин и метафора летнего дождя щедроты теплые. Религия и природа становятся мишенью преобразований, к которым стремится подростковое сознание героя, отрицающее добро и провозглашающее зло (не молиться, а лаяться).

Во второй части мир небесный изображен как продолжение мира земного. Цвета этой части традиционны для описания неба – лазурь, серебро (эпитет среброструйный Водолей) и дважды упомянутый цвет молока (в эпитете млечные холмы и в олицетворении молоко дымящий сад). Оба тропа описывают Млечный Путь.

События небесные восхищают героя своей грандиозностью: Водолей черпает с лазури Медведицей, как черпаком (сравнение, основанное на сходстве созвездия Медведицы с ковшом (второе ее название)), буря оседлала месяц, осуществив мечту лирического героя. Сонм умерших тоже обладает всемогуществом, так что дед вершей тянет солнце (метафора заката).

Образ издыхающего телка, мукающего в сердце – метафора тоски, охватывающей человека “в сей скорбный срок”, когда рушатся старые ценности и формируются новые. Этот образ внутреннего мира героя контрастен гармоничной вселенной.

В третьей строфе лирический герой обращается к солнцу, которое, кружась, чеканит серебро дней (метафора течения времени). Герой воспринимает закат солнца как его смерть (согласно языческим верованиям), что отражает метафорой солнце – золотое ведро в колодец. Последующие размышления о смерти тоже передают метафоры: “Я сам положу мою душу На это горящее дно”.

Дальше герой обращается к солнцу как к божеству, прося его о том же, о чем в первой части просил христианского Бога: о возможности переделать законы вселенной (метафоры “с земными ключами Предстать у ворот золотых”, “засовы чугунные сбить”. Метафорический эпитет “овсяная воля” – образ слабого земного человека, который стремится стать вседержителем. В этой части вместо образа лирического героя появляется авторское “мы”, которое развивается в последней, четвертой, части.

Можно ли считать красного коня из четвертой части воплощением божества солнца? Или это метафора коммунистического сознания, которое, завоевав всю землю, двинется в иные миры? Лирический герой призывает это божество, отрекаясь от старого, вскормившего его (метафоры горькое молоко и ветхая кровля).

Божество красный конь огромно. Герой от имени многих (авторское “мы”) призывает его впрячься в оглобли земли, звезда станет его колокольчиком, радуга – дугой, Полярный круг – сбруей. От первой к последней части пространство стихотворения расширяется, унося героя в неизведанные дали.

В последней строфе-выводе новое божество вместе со всеми землянами становится лампадой в другом мире людей, ждущих во тьме.

Противоречивый образ лирического героя, непокорного, разбойного сына (эпитеты), создается и с помощью смешения старославянизмов, создающих высокий стиль (златой, млечный, средь, среброструйный, сонм, незримая, очи, чуют, предстать) и слов низкого стиля (ревет, бесится, морда, черт, мукал, закорки).




“Пантократор” анализ стихотворения Есенина
Обратная связь: Email