|  | 

“Повелитель мух”, художественный анализ романа Уильяма Голдинга

Философский роман-притча Уильяма Голдинга “Повелитель мух” впервые увидел свет в 1954 году. Первоначально многие издательства отказывались брать рукопись неизвестного автора, но когда произведение было напечатано, оно сразу же завоевало внимание как читателей, так и критиков. Простой сюжет, реалистичные детские образы, психологически выверенная подоплека поступков персонажей, экзотическое место действия слились в “Повелителе мух” в страшную антиутопию, показывающую “озверение” рода человеческого.

На протяжении XX века большинство литературоведов рассматривало “Повелителя мух” как Роман-предупреждение, роман – указание на то, чем может закончится для цивилизации приверженность идеям нацизма и фашизма. Между тем, политическая составляющая произведения – всего лишь одна из исторических частностей, в то время как смысл “Повелителя мух” – более обширен и всеобъемлющ. В своем романе Голдинг показал не конкретные, характерные для определенного времени идеи, а вневременную сущность человеческой натуры – греховной, страшной, опускающейся до самых жестоких преступлений в условиях отсутствия позитивной сдерживающей силы.

Завязка романа приходится на момент знакомства Ральфа и Хрюши: встретившиеся после авиакатастрофы мальчики пытаются осознать, что с ними произошло, и наметить пути решения проблемы. Собранные трубным гласом морского рога английские дети (малыши, пяти-шести лет и подростки – десяти-тринадцати) поначалу пытаются сохранить на острове культурные и цивилизационные основы своей страны.

Мальчики устанавливают правила, главным из которых является постоянное поддержание дымящего костра. Огонь в “Повелителе мух” становится Символом жизни – он служит надеждой на спасение, около него греются и разгоняют ночные страхи. Для защиты от дождя дети строят шалаши, для уборной находятся укромное место.

Старшие мальчики помогают малышам доставать высоко растущие фрукты. Жизнь на острове идет почти идеально: двенадцатилетний Ральф воспринимает новый, лишенный взрослых мир как сказку, некую идиллию, в которой все хорошо. Другие дети поначалу относятся к случившемуся с ними как к игре: малыши строят на берегу песчаные замки, бывшие хористы во главе с Джеком Меридью становятся “охотниками”.

Все меняется с первой кровью. Как только Джек понимает, что ему по силам убить поросенка, охота из забавы превращается в образ жизни. Вслед за своим вожаком бывшие хористы меняется до неузнаваемости: они наносят на лица кровожадные маски и полностью отдаются жажде убийства. Ощущение собственной значимости и власти затмевает собой все – в том числе и желание вернуться в привычный мир людей.

В начале охотники бросают костер, затем и вовсе превращаются в дикое племя во главе с Вождем, чьи приказания исполняются беспрекословно. Новая, опьяненная вседозволенностью цивилизация, поглощенная первобытным страхом перед неведомым Зверем, решает умилостивить последнего ужасным даром – насаженной на палку свиной головой. Когда последняя протухает, вокруг нее собираются мухи, превращая и без того омерзительный предмет в материализовавшийся облик Зла.

Образ Зверя в романе соотносится с Образом Дьявола (“повелитель мух” – в переводе с древнееврейского означает “Вельзевул”). Первоначально Зверь появляется в ночных кошмарах малышей, которые видят его как “змея”, висящего на деревьях. Оптимистично настроенный Ральф считает Зверя выдумкой, Хрюша отрицает его существование, опираясь на научные знания о мире, остальные ребят в тайне боятся того, кто может их убить, не подозревая, что, в первую очередь, бояться нужно самих себя.

Это знание открывается только одному из мальчиков – самому слабому и, одновременно, самому разумному – постоянно падающему в обморок Саймону. Столкнувшись один на один со свиной головой, он начинает мысленно разговаривать с ней и получает четкий ответ о том, что Зверь – это “неотделимая часть” его самого.

Полноценный Зверь складывается из совокупности маленьких “зверей”, которыми становятся одичавшие охотники: начав с уничтожения свиней, они заканчивают убийством себе подобных. Первоначально охоту на человека они маскируют под игру: один мальчик изображает свинью, другие делают вид, что загоняют “ее” в ловушку и убивают. Затем звериные инстинкты когда-то цивилизованных детей выходят наружу и убийство совершается по-настоящему.

Ральф, Хрюша и близнецы Эрик и Сэм, ставшие невольными свидетелями и, возможно, участниками убийства Саймона, настолько потрясены случившимся, что пытаются сделать вид, будто этого не было. Никто из мальчиков не желает вспоминать о “пляске”, но когда избежать этого не удается, каждый предпочитает остановиться на версии, что произошедшее с Саймоном – всего лишь несчастный случай. Последующее убийство Хрюши, совершенное при свете солнца, и травля Ральфа служат Кульминацией “Повелителя мух”. Окончательно обезумевшие дети выпускают своего внутреннего “Зверя” на волю и останавливаются только в присутствии более грозной, созидательной силы – высадившегося на остров английского офицера.

Последний становится в романе прообразом высшего божественного начала, разом прекратившего все споры и распри и одним своим присутствием победившего Дьявола.

Художественные Образы мальчиков соотнесены в романе с конкретным человеческим началом: Ральф – добрый, культурный, стремящийся к порядку, не боящийся ответственности; Хрюша – косноязычный, умный, умеющий рассуждать изобретатель; Саймон – слабый, зрящий в корень философ-индивидуалист; Джек – властолюбивый диктатор; Роджер – угодливый слуга и жестокий садист; близнецы Эрик и Сэм – простые, плывущие по течению люди, симпатизирующие добру, но склоняющиеся под грубой силой; малыши – еще неокрепшие личности, не успевшие сделать выбор между добром и злом, но чувствующие последнее интуитивно.

Необитаемый остров в “Повелителе мух” становится Символическим изображением Земли, на которой создаются (община Ральфа и Хрюши) и рушатся цивилизации (племя Джека), образуются новые государства (разделение мальчиков на два лагеря), начинаются дипломатические переговоры (Ральф – Джек), происходят войны (Джек, Морис и Роджер нападают на Ральфа и Хрюшу), формируются новые религиозные воззрения (поклонение “Повелителю мух”).




“Повелитель мух”, художественный анализ романа Уильяма Голдинга
Обратная связь: Email