|  | 

Проблема истинного и ложного гуманизма

Современная жизнь протекает в мире больших скоростей и технократии. Человеку кажется, что жизнь слишком коротка для того, чтобы отвлекаться по мелочам. Следует поставить перед Собой главную цель и изо всех сил стремиться к ее осуществлению.

Поэтому в понятие отвлекающих “мелочей” нередко попадают отзывчивость, взаимопомощь, сострадание, милосердие – все то, что составляет главную суть человеческой природы. И все это можно определить одним названием – гуманизм.

Мне кажется, что нынешнее время как никогда нуждается в истинных гуманистах и гуманности. Особенно если учесть ту атмосферу мнимой духовности, которая окружает нас сегодня. Но достижима ли идея установления царства истинной гуманности в настоящее время?

В романе братьев Вайнеров “Эра милосердия” капитан Жеглов категорично заявляет: “Милосердие – это поповское слово”. Тем самым он подчеркивает, что путь милосердия не годится не только для карательных органов – милиции, но и для всех и каждого, кто живет с ним в одной стране. Вот откуда наше сегодняшнее стеснение совершить добрый поступок, сказать приятные слова родителям или друзьям. В детстве каждому из нас приходилось сталкиваться с ситуациями, когда взрослые говорят одно, а делают совершенно по-другому.

И если именно в детском возрасте закладывается будущий характер человека, то я думаю, что все мы получали и получаем не лучший пример для подражания.

Не знаю, как для кого, а в моем представлении гуманизм связывается с понятием интеллигента и интеллигентности. Интеллигент, как говорил профессор А. Лосев, это не тот человек, который обладает многими знаниями, художественными способностями или имеет определенную профессию. Интеллигентен “тот, кто блюдет интересы общечеловеческого благоденствия”.

Но если существует тесная связь между интеллигентностью и гуманностью, зависимость между первым и вторым, то следует признать, что от гуманизма мы отказались еще в тысяча девятисот семнадцатого году. Художественная литература дает много примеров того, что интеллигент после октября тысяча девятисот семнадцатого года воспринимался как существо неизмеримо хуже и гаже любого простого человека.

Яркий пример тому мы видим в романе А. Фадеева “Разгром”.

Интеллигентность Мечика, по мнению Морозки, таит в себе угрозу делу пролетариата. Для него, как и для остальных представителей его социальной среды, нет на земле ничего более мерзкого и опасного, чем интеллигентность. Роман (бессмертное произведение) завершается “неслыханным гнусным предательством” Мечика – неизбежным следствием интеллигентской неполноценности. В чем она заключается?

Прежде всего Мечик недостаточно грязен (!): “Сказать правду, спасенный не понравился Морозке с первого взгляда.

Морозка не любил чистеньких людей. В его жизненной практике это были непостоянные, никчемные люди, которым нельзя верить”.

Еще одним важным признаком человеческой неполноценности Мечика является моральность. Он, например, хранит под подушкой выцветший снимок любимой девушки. Даже ощутив едкую горечь стыда за свою интеллигентскую слабость и в решительную минуту порвав снимок на мелкие клочки, Мечик не может до конца преодолеть своего отвращения к простоте нравов своих новых товарищей. Но третий признак неполноценности героя оказывается самым опасным для дела революции. Он заключается в том, что Мечик не может примириться с жестокостью и сочувствует чужому горю.

Вспомним эпизод с экспроприацией свиньи у корейца или эпизод, когда нужно умертвить раненого бойца Фролова, чтобы оторваться от преследования японцев.

Считая жалость, сочувствие, доброту и человечность признаками интеллигентности, а интеллигентность – мелкобуржуазностью, новая власть с детсадовского возраста насаждала новую идеологию – идеологию отрицания гуманности.

Именно этому посвящено стихотворение поэта П. Когана, написанное в 1939 году. В нем рассказывается о преподавании в детском саду классовой бдительности и воспитании классовой ненависти. В роли врагов выступают куклы.

Воспитатель предлагает детям взять палки и показать куклам-“буржуям” свою классовую ненависть.

Но среди детей находится мальчик Володя, у которого расправа с куклами вызывает “неправильное” чувство сострадания, и воспитательница называет его “буржуазным гуманистом”.

Невозможно себе представить, что кличка “буржуазный гуманист” дана шестилетнему ребенку. А между тем в стихотворении Е. Винокурова, которое написано в 1964 году, с легкой иронией утверждается, что лет двадцать пять назад справку о политической развитости ему выдал детский сад. Неправда, что для гуманизма еще не пришла пора. Наоборот, мне кажется, что как раз сейчас для него самое время. Как мы убедились, корни нынешнего лицемерия и лживого гуманизма лежат довольно глубоко.

Но если каждый из нас будет контролировать свою речь и свое поведение в общественных местах, особенно при детях, то можно не сомневаться, что уже в ближайшем будущем мы обязательно получим реальные плоды настоящего, а не лживого гуманизма.




Проблема истинного и ложного гуманизма
Обратная связь: Email