|  | 

Религиозная символика в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”

В романе Тургенева “Отцы и дети”, на первый взгляд, отсутствует религиозная тема. И действительно, произведение повествует об очень “земных” проблемах – о конфликте двух поколений, о столкновении кардинально противоположных мировоззрений. Но именно в раскрытии этого конфликта важную роль играет религиозная тема, и, в том числе, религиозная символика. Она появляется уже в самом начале романа.

Мы помним, что по дороге в Марьино Аркадию и его спутникам открываются нерадостные пейзажи – во владениях Николая Петровича Кирсанова царят бедность, запустение и заброшенность. Под стать неухоженным полям да нищим мужичкам “и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами”. Заброшенные церкви, на мой взгляд, характеризуют нелегкую эпоху после отмены крепостного права и внутреннюю растерянность людей, когда к новым условиям приходилось приспосабливаться и бывшим помещикам, и свободным крестьянам.

Возможно, символизируют они и духовную сферу жизни, которая в 60-ые годы 19 века стала отходить на второй план – в обществе появились другие, сугубо практические, интересы, выразителем которых в романе становится Евгений Базаров. Этот человек, конечно, не верит в Бога, как не верит он во все идеальное, возвышенное. Недаром, на мой взгляд, Базаров увлечен именно естествознанием – он “режет лягушек” как будто для того, чтобы доказать “небожественное” происхождение всего живого. Кроме того, этот герой отрицает религию и потому, что не признает вечных ценностей “отцов”, презирает все их авторитеты. Друг Базарова, Аркадий, пытается подражать ему.

Однако мы видим, что вера в Бога впитана им с молоком матери, как и любовь к искусству, уважение к семье. Это проскальзывает в речи героя: “- Ну, словом, – продолжал Аркадий, – он глубоко несчастлив, поверь мне; презирать его – грешно”. Кроме того, наедине с собой, молодой человек молится: “Аркадий вспомнил Егоровну, вздохнул, и пожелал ей царствия небесного… О себе он не молился”.

Все герои романа, чтящие ценности “отцов”, верят в Бога. Так, в комнате Фенечки всегда горит лампадка перед образом Николая-чудотворца. Эта деталь лучше многих слов выражает любовь девушки к Николаю Петровичу, ее предназначение быть женой и матерью.

Кроме того, немаловажно, что чувство Николая Петровича к Фенечке росло и крепло в церкви: “и только по воскресеньям Николай Петрович замечал в приходской церкви, где-нибудь в сторонке, тонкий профиль ее беленького лица”. Думаю, эта деталь как будто подтверждает “законность” отношений героев, то, что их, несмотря на общественное неодобрение, благословил сам Господь. Судьба брата Николая Петровича – Павла Петровича – тоже ознаменована религиозными символами. Вспомним, что жизнь этого героя полностью изменилась после его встречи с роковой княгиней Р. Эта красивейшая женщина, пользующаяся огромным успехом у мужчин, была очень несчастна: “по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырем”. Ночью она как будто замаливала те грехи, что совершила днем.

Лишь к концу жизни княгиня поняла причину так мучающей ее саму “загадочности” – вечные неудовлетворенность и поиски были ее крестом в христианском значении этого слова. Неслучайно поэтому героиня прислала Павлу Петровичу свое кольцо со сфинксом, где “она провела по сфинксу крестообразную черту и велела ему сказать, что крест – вот разгадка”. Несет свой крест, как мне кажется, и Павел Петрович Кирсанов.

Несмотря на всю свою внешнюю “силу” и независимость, он очень одинокий и несчастный человек. И – очень далекий от Бога, возможно, потому, что, кроме княгини Р., этот гордый человек никогда и никого не любил. Это подчеркивают строки эпилога романа: “Стоит взглянуть на него в русской церкви, когда, прислонясь в сторонке к стене, он задумывается и долго не шевелится, горько стиснув губы, потом вдруг опомнится и начнет почти незаметно креститься…”

Наконец, религиозная символика “окружает” в “Отцах и детях” образ Базарова. Тургенев развенчивает нигилистические заблуждения героя, заставляя его полюбить – понять, что он такой же человек, как и все. Символично в этом смысле описание церкви, находящейся по соседству с имением Анны Сергеевны Одинцовой: “Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла… в недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с зеленою крышей, белыми колоннами и живописью al fresco над главным входом, представлявшею “Воскресение Христово”.

Автор как будто предзнаменует духовное воскресение героя, которое он переживет, влюбившись в Одинцову. Пронизаны религиозной символикой и сцены прощания больного Базарова с жизнью и с близкими ему людьми. Теперь, перед лицом смерти, этот герой осознает “внеземное” таинство рождения и ухода человека из этого мира. Именно поэтому он просит отца помолиться за него, не возражает, когда родители предлагают ему собороваться. Больше того, при прощании с Одинцовой Базаров именует свою жизнь “угасающей лампадой”.

Эта религиозная метафора в полной мере отражает коренной перелом в сознании героя, принципиальное изменение его взглядов относительно ценностей “отцов”. Роман заканчивается описанием старого заброшенного кладбища и могилы Базарова. Эти строки ставят финальную точку в земной судьбе “страстного, грешного, бунтующего сердца”. И она преподносится автором именно в религиозно-философском ключе: “не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии “равнодушной” природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…” Таким образом, религиозная символика играет важную роль в романе Тургенева “Отцы и дети”.

Она помогает раскрыть основную идею романа – о вечной значимости непреходящих ценностей, о созидающей роли любви, о божественном всепрощении, о мудрости и бесконечности жизни.




Религиозная символика в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”