|  | 

Романтический герой лирики Н. Гумилева

Творчество, личность и судьба Николая Степановича Гумилева вызывают в наше время особый интерес. Его стихи привлекали еще при жизни поэта своей новизной, смелостью, яркостью образов. На мой взгляд, каждый из героев Гумилева характеризуется мужеством и силой духа. Гумилев на протяжении всей своей жизни стремился к прекрасному.

Мечты увидеть загадочные, нецивилизованные земли владели им. В стихотворениях поэта видна жажда предельно сильных и прекрасных чувств. Романтические герои Гумилева очень сложны в психологическом отношении. Гумилев – страстный мечтатель, который совершал “путешествия” в небывалые земли грез и фантазии.

Именно воображение и спасало его от скуки обыденного существования. Романтический герой Гумилева чаще всего полон сил и отваги: Порою в небе смутном и безвестном

Растет туман… но я смеюсь и жду, И верю, как всегда, в мою звезду Я, конквистадор в панцире железном.

Конквистадор завоевывал не земли, не страны, а новую любовь, вплетал “в воинственный наряд звезду долин, лилию голубую”, проникал в “тайны дивных снов”, добывая звезды с “заснувшего небосклона”. Романтический герой Николая Гумилева – утонченная, возвышенная личность, которая отстаивает свои идеалы мечом. Мужественная интонация, волевое начало становится основным. Даже когда сомнения теснят душу лирического героя, раздается призыв к полному самоотречению:

Жертвой будь голубой, предрассветной… В темных безднах беззвучно сгори… … И ты будешь Звездою Обетной, Возвещающей близость зари.

От прославления романтических идеалов поэт не случайно приходит к проблеме исканий, собственных и общечеловеческих. О своей способности заглянуть за черту обыденного поэт говорит: Сады моей души всегда узорны,

В них ветры так свежи и тиховейны, В них золотой песок и мрамор черный, Глубоки, прозрачные бассейны. Я не смотрю на мир бегущих линий,

Мои мечты лишь вечному покорны. Пускай сирокко бесится в пустыне, Сады моей души всегда узорны. Стихотворение волнует ощущениями непрочности высоких порывов, призрачности счастья в скучной жизни и, одновременно, стремлением к прекрасному.

Большинство стихотворений Гумилева романтического звучания обладают спокойной интонацией. По особому “оживляет” Николай Гумилев легендарные мотивы. Так, “пленительная и преступная царица Нила” вдруг “овеществляется” в зловещей кровожадной гиене: В ней билось сердце, полное изменой, Носили смерть изогнутые брови,

Она была такою же гиеной, Она, как я, любила запах крови. В стихотворении “Озеро Чад” изображена жена “могучего вождя”, “дочери властительного Нада”.

Автор прибегает к форме исповеди обманутой дочери Нада, которая оказалась на чужбине всеми покинутая и обманутая. Поверив европейцу, она бежит из родного дома: А теперь, как мертвая смоковница,

У которой листья облетели, Я ненужно скучная любовница, Словно вещь, я брошена в Марселе.

Экзотика является основой всего творчества Гумилева, так как поэт всегда стремился к необычному и непонятному. Романтический герой Гумилева чаще всего одинок в своих исканиях, он стремится к идеалу, которого нет в реальном мире: Трудно храмы воздвигнуть из пепла,

И бескровные шепчут уста, Не навек ли сгорела, ослепла Вековая, Святая Мечта.

Романтический герой свободно перемещается в пространстве и времени: Китай, Африка, Индия, античный мир, рыцарская эпоха. В сборнике “Романтические цветы” основной является тема борьбы за красоту. На этом пути герой смело зовет смерть, не страшась ее: Пусть смерть приходит, я зову любую.

Я с нею буду драться до конца, И, может быть, рукою мертвеца Я лилию добуду.

На мой взгляд, нельзя говорить о творчестве Гумилева, как о “поэзии реалистичной”. Его стихотворения характеризуются романтической исключительностью, мечтательностью, причудливостью душевных процессов. И именно в этом непохожесть Гумилева на других поэтов.

Его фантазия чиста и искренна, и этим привлекает читателей.




Романтический герой лирики Н. Гумилева
Обратная связь: Email