|  | 

Школьная история: воспитание чего?

Школьная история: воспитание чего? (26.07. 2006г.)

Не привлекла внимания читателей “2000” знаковая статья Е. Отина из Донецка “А мы историю, представьте, не учили” (“2000”, 17.02.06., с.5). Такое впечатление, что педагоги-ческие чиновники периодику вообще не читают и тем более не желают знакомить обще-ство с идеями и мыслями, бродящими в их начальственных головах. Впрочем и общество, похоже, не сильно волнует положение дел на “ниве народного просвещения”.

Общество с серьезнейшим видом следит за многомесячным дешевым политическим водевилем, который неуклонно подвигает Украину к расколу и экономическому краху.

Судьба идеи донецкого учителя А. Федонина о новой концепции преподавания истории симптоматична. Она показывает как чиновничество, под флагом борьбы за независимость и за Патриотизм, губит все живое, творческое, еще кое-где проявляющееся в нашей непо-воротливой, заскорузлой и гниющей системе школьного образования.

Еще 150 лет назад выдающийся публицист и мыслитель Д. И. Писарев писал: “Исто-рические и географические знания гимназистов составляют самый печальный оптический обман”. Многое изменилось за это время. Только вот слова Д. И. Писарева злободневны и ныне.

Научный и технологический прогресс неминуемо вызывает и определенные изменения в общественном сознании. Но, похоже, что философия образования в нашей стране замерла и в течение многих десятков лет, а то и веков, остается неизменной. Особенно это касает-ся преподавания истории в школе.

Присмотритесь повнимательнее к содержанию курса истории общеобразовательной школы (5-11 классы). Это бесконечное, иной раз и восторженное, повествование о кон-фликтах между народами, о восстаниях, войнах, революциях или подготовке к ним. Стра-ницы учебников истории переполнены кровью и ненавистью. Так что объективности ради, этот школьный предмет следует называть не историей, а политической конфликтологией.

В нынешнем виде школьная история, с точки зрения толерантности (ну очень модного у нынешних чиновников слова) является учебным предметом с прямо противоположной задачей, а именно: под флагом национальной гордости и патриотизма воспитание нацио-нального высокомерия, чувства превосходства над другими народами и безграничной ненависти по признаку “свой – чужой”.

Вот и возникают проклятые вопросы: а следует ли детей и подростков обучать этой по-литической конфликтологии? Что они могут вынести для себя, изучая этот предмет? На мой взгляд, только глубокое убеждение в том, что местные и глобальные вопросы ус-пешно решаются только грубой силой, циничным попранием законов и норм морали; что “у сильного всегда бессильный виноват”; что “победителей не судят” и подобные “азы”.

И вот с таким багажом “толерантности” молодежь вступает в жизнь, где набирает оборо-ты XXI век со своими умопомрачительными технологиями.

Тут мы обнаруживаем парадокс нашего времени: общественное сознание, воспитание и морально-нравственный потенциал современного человека все более и более отстают от технологического прогресса? Где выход? Как сократить этот разрыв?

Пренебрежение к этим вопросам вызывает глубочайший пессимизм по поводу благоприятной будущности мировой цивилизации как таковой.

Социально-политическая история – это сложный учебный курс и качественное усвоение его может быть, возможно, только при наличии определенного нравственного и жизнен-ного опыта. В противоположном случае “изучение” истории превращается в формирова-ние безнравственных и бездумных апологетов той или иной политической системы. По-этому под большим вопросом находится готовность учащихся 5-9 классов к изучению социально-политической истории вообще и, в частности, в нынешнем ее виде.

На мой взгляд, более целесообразно было бы в среднем звене общеобразовательной школы вме-сто социально-политической истории предложить учащимся изучать историю искусства, музыки, науки, техники, религии и т. д. Это позволило бы устранить некоторые негатив-ные моменты, связанные с преподаванием истории в современном ее виде, на которые (почему-то) чиновники МОНУ не обращают внимания.

Так, например, на уроках истории Украины (особенно в 8 классе) чувствую себя в иди-отском положении, когда начинается изучение тем, касающихся украинско-татарских отношений (кстати, они в той или иной степени “освещаются” начиная с 5 класса). Пере-до мною в классе сидят половина учеников крымско-татарской национальности. Но учеб-ник смачно “живописует” зверства крымских татар по отношению к “миролюбивым” ук-раинцам.

В то же время разбойно-грабительские походы запорожцев в Крым, по берегам Черного и Азовского морей учебник восторженно преподносит как выдающийся героизм и борьбу за независимость. А подумали ли авторы о том, что их учебники будут читать не только украинцы, но и крымские татары и что они об этой писанине подумают?

Впрочем, нашим докторам “чего изволите” наук (кульчинским, турченко, панченко и иже с ними) до таких ли “мелочей”, если дело пахнет высокими гонорарами, регалиями, званиями и тому подобной мишурой. Вот только история и этих национально-озабочен-ных историков поставит со временем на соответствующее место, где-нибудь в своем пы-льном чулане среди раритетов невежества и ненависти.

До сих пор все национальные истории “грешат” чрезмерной героизацией собственной истории. Это было вполне понятно в тот период истории, когда происходил процесс ста-новления и самоиндефикации наций и народностей. Но мир коренным образом изменился. XXI век – век стремительной глобализации не только экономики, но и культуры, и поли-тики, и психологии, и понимания истории, как общемирового процесса.

Так что идеология национально-ограниченных учебников истории как бы направлена против общемировых цивилизованных процессов. Настало время разобраться, где проходит та грань, что отде-ляет историческую память от злопамятства и мстительности? Где для одних видится про-цесс восстановления исторической справедливости, а для других банальный реванш?

Кто найдет и определит границы этих понятий в современном мире?

Так может быть не будем далее впутывать неокрепшее сознание детей и подростков в эти запутанные историко-политические игры?

Мы постоянно оказываемся в т. н. “ловушке сознание”: идеализируя прошлое, мы, как бы отрицаем, позитив настоящего; идеализация настоящего приводит к агрессивному непри-ятию и отрицанию прошлого.

С какой целью, на Ваш взгляд, детей и подростков знакомят в школе с основами языка и литературы, физики, химии, математики и т. д.? Ответ прост: для того, чтобы школьники смогли самоопределиться и со временем стать литераторами и журналистами, лингви-стами и переводчиками, учеными и инженерами, специалистами в различных сферах деятельности. А теперь задумаемся какую цель преследует, вольно или невольно, школь-ная история в ее ньшешнем виде.

Предвижу недоумение многих и очевидность их ответа: патриотизм и любовь к родине. Возможно, что в некоторой степени это так. Но не надо забывать и о побочном эффекте. История-конфликтология порождает у амбициозных, са-молюбивых, эгоистичных подростков желание реализовать свои патологические наклон-ности через занятие политикой. Ведь не зря кто-то полушутя или полусерьезно философ-ски заметил, что обычно в политику идет люди, которые не могут успешно реализовать себя в какой-либо области человеческой деятельности.

Великие завоеватели-убийцы, ци-ничные политиканы также когда-то были детьми и подростками и учили историю и гре-зили будущими “подвигами”. Вот и сейчас где-нибудь сидит аккуратненький, невзрач-ный, ничем не выдающийся будущий наполеон или бисмарк, сталин или гитлер, бен ладен или буш и прочие. Что они “подарят” нам завтра, когда станут взрослыми?

Кто в этом бу-дет виноват?

Дело доходит до откровенного абсурда. Так, например, Чингиз-хан и Тамерлан оставили в истории невероятно кровавые следы. В исторической памяти многих народов они по сей день олицетворяют ужас и ненависть.

Однако в ряде стран им ставят памятники и почи-тают как национальных героев. Это и есть примеры исторического примитивизма и косно-сти. Есть же примеры совершенно иного подхода к истории.

Хорошо известно, что многие века отношения между народами Франции и Германии проходили под знаком взаимной ненависти, соперничества не на жизнь, а на смерть. Но благоразумие и новое мышление возобладали и вот идет работа по написанию и внед-рению в школах Франции и Германии общего учебника истории со взвешенными оцен-ками тех или иных событий совместной истории. Так может быть и нам следует подумать об общем учебнике истории (для начала хотя бы) для стран восточнославянского этноса и народов в течение многих веков сопрягавшихся с этой цивилизацией?

Если бы такой учебник появился, тогда исторические изуверы, предатели, разбойники и лжецы заняли бы подобающие им места в истории и не стали бы больше предметом героизации либо разногласий нынешних молодых поколений различных стран, желающих жить в реально измененном мире.

Поступки исторических фигур необходимо научиться рассматривать не с точки зрения соответствия тем или иным современным политическим теориям, идеям, а с точки зрения конкретных исторических условии, в которых действовала эта фигура, и с точки зрения общечеловеческой морали. Вот тогда многие “герои”, которых пытаются некоторые поли-тики и историки впихнуть на пьедестал, оказываются лжепророками, которые достойны лишь “побивания камнями”. Это относится и к И. Мазепе, и к Ф. Орлику, и к Петлюре, и к М. Грушевскому, и к С. Бандере, и к тем, кто ныне нацепив “демократические когти” цара-паясь и царапая всех и вся изо всех сил пытается впихнуть себя в историю Украины.

Любая наука оперирует и мыслит категориями и законами. Что же такое школьная исто-рия: наука или собрание исторических Мифов и анекдотов от Адама и до наших дней? Еще Д. И. Писарев скептически писал: “Собственно говоря, только математические и есте-ственные науки имеют право называться науками.

Только в них гипотезы не остаются ги-потезами; только они показывают нам истину и дают нам возможность убедиться в том, что это действительно истина.” Может быть и категорично, но есть над чем подумать.

Мы, школьные учителя истории постоянно говорим детям на уроках об исторических законах. Простите мне мою наивность, но покажите хотя бы в одном учебнике хоть какой-нибудь закон истории, выделенный жирным шрифтом. В учебниках математики, языков, физики, химии, биологии я вижу эти законы.

Но почему же они не выделены ни в одном учебнике истории? На мой взгляд потому, что нынешний предмет истории – это сборник различных теорий, мифов, фикций, подвергаемых регулярным правкам “докторов наук” , желающих “кушать хлеб с маслом” при любом, даже самом реакционном и деспо-тическом режиме.

Отечественная история, как учебный предмет, схоластична и выполняет скорее не обра-зовательную и воспитательную роль, а роль идеологической “промывки мозгов”, что про-тиворечит провозглашенному принципу отделения школьного дела от политической борьбы и деятельности. На самом деле история – это нечто отличное от того, что описано в многочисленных учебниках. Не следует забывать того, что историческая ткань неверо-ятно сложна и соткана из бесчисленного множества историй отдельных личностей и отде-льных семей; историй сельских и городских территориальных общин; историй районов и областей; историй различных социальных групп, слоев и классов; историй племен, народ-ностей и наций… В учебных же заведениях изучается только социально-политическая ис-тория того класса или общественной группы, которые в данный момент находятся у вла-сти.

Власть всегда пытается оправдать свое историческое существование.

Оснований для известной шутки о том, что “история нас учит тому, что она ничему нас не учит”, более чем достаточно.

Социально-политическая история, предлагаемая формирующемуся сознанию школь-ника, с помощью незатейливой казуистики ловко производит подмену понятий в угоду сиюминутной политической ситуации и целенаправленно формирует те или иные стерео-типы мышления и сознания.

Просматриваю учебники истории советского периода и обнаруживаю, что истории как таковой там вообще нет: сплошная история КПСС, тщательно причесанная и нарумя-ненная. Беру нынешние учебники… Говорят, что история повторяется дважды: первый раз как трагедия, а второй раз – как фарс.

Время фарса настало! Историки, получившие уче-ные звания на лизоблюдстве перед КПСС, теперь ярятся на свое прошлое и наперегонки переписывают историю в угоду новоиспеченным временщикам, которым позарез необхо-димо оправдать свой дикий грабеж народа якобы заботой о его независимости. А потому “героями” истории объявляют таких же “благодетелей” народа, которые в далеком и не-далеком прошлом грабили и распродавали свою страну и народ направо и налево за чины, богатство и мимолетную славу.

Дело доходит до смешного. Нынешние “доктора” от исторических наук, шельмующие Маркса, Энгельса, Ленина, и пытающиеся отправить этих титанов в историческое небытие при всей свой “научной” образованности как-то “не замечают”, что все их новоявленные учебники по социально-экономической и политической тематике написаны (вернее списаны) в полном соответствии с… марксистко-ленинским учением. Своего-то взгляда на жизнь и науку Бог не дал.

Забыл, наверное.

Ну, уж если ученые мужи не всегда могут разобраться в исторической мешанине, то сле-дует ли в это посвящать незрелые умы детей и подростков? Ведь хорошо известно, что фанатами и ортодоксами становятся обычно люди с малым жизненным опытом и незна-чительной социальной ответственностью (т. е. молодежь). Вот поэтому в школах идет во-все не изучение реальной истории как процесса становления региональных и мировой ци-вилизации, а простое “вдалбливание” в неокрепшие детские умы всех общественных за-блуждений, стереотипов, фобий и прочего хлама. Школьников, скорее всего, необходимо обучать не фактологии, а логике исторического процесса.

А у нас вместо обретения духовной свободы ребенок насильно загоняется в духовно-историческое невежество и рабство. И все это под флагом патриотизма.

Патриотизм – это не ненависть к остальным народам. Патриотизм – это любовь, в пер-вую очередь, к семье и родному очагу. Много ли этой любви у нас осталось? Традици-онная семья поражена серьезным недугом, уступая место гражданской семье и чрезвы-чайной легкости случайных половых связей. То, что мы любим себя и своих “очагов” го-ворит хотя бы внешний вид домов и улиц наших сел, поселков и городов.

Носимся со сво-ей “героической” историей, а многочисленные памятники и кладбища стоят в запустении и рушатся. Потрясающие воображение примеры неуважения к себе, к своему труду и сво-ей истории.

Настоящий патриотизм проявляется в бережном (или даже трепетном) отношении к природе своего родного края; в почтительном и уважительном отношении к пожилым и детям; в сохранении своих обрядов, обычаев и традиций культуры… Мы же видим вокруг отравленные ручьи, реки и водоемы; изуродованные и заросшие чертополохом поля; выжженные леса и вырубленные посадки; умирающих от голода и холода стариков и инвалидов; толпы бомжей и беспризорных детей; массовое поражение, и не только моло-дежи, отбросами т. н. “западной массовой культуры”. Вот это и есть наглядное проявление материализовавшегося псевдопатриотизма.

Так что заниматься на уроках истории, помимо шараханья по следам политических разборок прошлого и настоящего, есть чем. Время трансформации концепции содержания преподавания школьной истории пришло. И это также составная часть позитивной национальной идеи.


Твір на тему: Школьная история: воспитание чего?




Школьная история: воспитание чего?
Copyright © Школьные сочинения 2019. All Rights Reserved.
Обратная связь: Email