|  | 

Сверлите книгу – источник знаний!

Да-да, вы не ошиблись – именно СВЕРЛИТЕ. И именно КНИГУ. Вам, как и нам, такое сочетание слов кажется невозможным? Значит, вы, как и мы, отстали от жизни.

Ибо теперь в моду входят предметы интерьера из просверленных, разодранных на страницы, склеенных друг с другом, вымазанных гипсом и краской книг. В этом нас убеждает устами своего стилиста Марины Круговой журнал “Домашний очаг” (совместно с журналом “Панорама ТВ”).

“Если на полках все меньше места из-за стопок ненужных книг, эти идеи подскажут вам решение”. Идея первая: книги разного размера складываем стопочкой и просверливаем толстым сверлом посередине. В просверленный заранее табурет вставляем стержень торшера и нанизываем на него, как шашлык на шампур, книги.

Крепим абажур – и новая, оригинальная конструкция для лампы готова.

Еще из книжных страниц можно вырезать рисунки по трафарету. Здесь важно сочетать белые и пожелтевшие от времени страницы – такие найдутся в старинных книгах бабушкиных библиотек. Впрочем, если отсталая бабушка или иная родственница не захочет пожертвовать лишнюю книгу для благого дела, не беда – “страницы можно затемнить искусственно, погрузив их на несколько секунд в кофе с молоком, а затем прогладив утюгом”.

Кофе, конечно, хоть и жалко, придется потом вылить.

Также книги, сложенные в стопку и склеенные между собой, можно обмазать гипсом и использовать как пирамидки-основания для деревянных полок. На полках можно держать другие книги, которые, видимо, все-таки еще предназначаются для чтения. “Дополнить дизайн можно гипсовыми фигурками” – на фото это античная головка рядом со свиньей-копилкой.

Ну и наконец такой совет стилиста: выдранные из книги страницы “превратят стеклянную бутыль в оригинальную вазу и дополнят ваш “книжный” декор. Склейте их вокруг бутыли в форме звезды или согните полукругом, посередине продев проволоку”.

“Второе дыхание старых книг” – так называется материал стилиста Марины Круговой. Раньше такой заголовок вел бы за собой статью о том, как книги ремонтируют и возвращают на полки библиотек или, скажем, собирают и дарят в детские дома. Теперь – о том, как книга превращается в поделочный материал, окончательно расставаясь со своим предназначением, уравниваясь в правах с кирпичом, гипсом, картоном. Скорее, это не второе дыхание, а дыхание Чейна-Стокса.

По-видимому, мы становимся свидетелями какого-то кардинального слома массового сознания. Когда мебельная промышленность освоила выпуск книжных шкафов с муляжами книг, по крайней мере в голове авторов этой идеи существовал нормальный ценностный ряд: книга – это престижно, место книги – здесь, она – знак культуры. Да, выпотрошенный, но знак.

То же самое и в гламурных интерьерах, которыми переполнены модные журналы: книга включена в них, роскошная, тяжелая, безымянная, дорогая, книга не для чтения – но все же на почетном, часто центральном месте.

Теперь же совершен маленький, но очень значимый шаг: книга переводится в иной ценностный регистр, ее задача – превратиться в исходный материал в прямом смысле слова. Даже когда книгу жгли (в разных странах и по разным причинам), сдавали в макулатуру, наклеивали страницами под обои, такого перевода не происходило. Теперь – происходит.

Без последствий этот перевод не останется. Разрушение ценностных рядов, например, очень опасно для подрастающего поколения, у которого еще только формируется понятие нормы. Раньше малышу с самого раннего возраста говорили о том, что рвать книги – плохо, что порванные книжки “лечат”, бережно подклеивают, переплетают. Об этом писались стихи и рассказы, ценность книги утверждалась в агитационно-рекламных материалах, которыми человек был окружен повсюду.

В государстве (речь о советском периоде) существовала жесткая установка на отношение к книге – такое же, как отношение к хлебу. При всей лицемерности режима, при том, что многие книги и их авторы уничтожались физически, эта установка поддерживалась неукоснительно.

Теперь же мы видим ранее абсолютно невозможное: гламурный журнал с тиражом в миллионы экземпляров предлагает нам походя выкинуть все эти представления в урну (или, точнее, просверлить толстым сверлом). Интересен именно сам факт массового сознания: не только никто в редакции, похоже, не оторопел – ни у кого даже мысли не возникло, что это дизайнерское решение бьет в какую-то важнейшую ценностную установку общества.

Журнал, конечно, хотел только хорошего. Например, сплотить семью. В воскресенье после семейного завтрака, пока Мама готовит обед по рецептам “Домашнего очага” и улыбается ослепительной улыбкой (“Колгейт” с нами!) в предвкушении аромата от кубика “Галлина бланка”, папы должны начать обучать своих малолетних сыновей полезному ремеслу: взяв толстое сверло, просверлить стопочку-другую книг.

Как умилительна эта картина радостного совместного труда! То-то будет рада мама новому наряду старой квартиры!..

Получилось же нечто довольно зловещее. На многих читателей предложение сверлить книгу подействовало, как ток: “Не может быть!” Видимо, уже может. Есть над чем думать всем.




Сверлите книгу – источник знаний!
Обратная связь: Email