|  | 

Тема поэта в лирике А. С. Пушкина

Проявление пушкинской “поэзии мысли” заключалось в цикле стихов, объедененных одним названием: Тема поэта в лирике А. С. Пушкина. В этот цыкл можно внести такие стихи, как: “Пророк”, “Поэт”, “Поэт и толпа”, “Поэту”, написанные в 20-х годов IXX века. Эти стихи образуют именно цикл, хотя были написаны в разное время. Они объединены не только одной темой, но и общностью ее решения. Пушкин выразил в них свои поэтические принципы, свои воззрения на роль поэта и поэзии в обществе.

Первое стихотворение, “Пророк”, было написано в конце 1826 года по пути из Михайловского в Москву. Оно написано в старо-библейском стиле и своим сюжетом обращено к сказанию о пророке Исайе и шестикрылом серафиме. Это использование известного библейского сюжета помогало изобразить общую возвышенную ауру лирического повествования в стихотворении и в виде символов выразить самые тайные мысли Пушкина о предназначении настоящего поэта.

В соответствии с писанием библии пророки были мудрыми провидцами человеческой судьбы. Та кими же, подобными пророкам, Пушкин видел поэтов. Причем само сравнение поэта с библейским пророком было уже не новым, оно довольно часто встречается в поэзии начала XIX века, но в стихотворении “Пророк” оно”приобретает новое звучание.

Александр Сергеевич сам искренне верил в общественное и высокое человеческое предназначение поэта. Слова, в которых это выражвется привидены ниже:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, ”

Глаголом жги сердца людей.

Это стихотворение написано “высоким” стилем: Пушкин обращается к церковнославянской лексике, от которой прежде всегда отказывался; он создает стихотворение в державинском духе, хотя раньше относился к языку поэзии Г. Р. Державина достаточно иронично. Но здесь широкое употребление устаревших слов (зеницы, угль, дольний, отверстый, влачиться, горний и др.) оправдано: именно эти архаичные (церковные) слова и придают “Пророку” возвышенное звучание, ставят его в один ряд с лучшими одами самого Державина. Иным стихотворением данного цикла является стихотворение “Поэт”. Первое впечатление: оно явно отличается от стихотворения “Пророк”: в нем изображена не только Тема поэта в лирике А. С. Пушкина, на высшей точке своего призвания, но и в своей обыденной жизни:

Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон, В заботах суетного света Он малодушно погружен…

Однако в том что касается “высокого” творчества, он и здесь оказывается подобен пророку:

Но лишь божественный глагол До слуха чуткого коснется, Душа поэта встрепенется, Как пробудившийся орел…

Во втором стихотворении этого цикла поэт показан не только творцем, но и со всем егу присущем, как человеческ. Это придает стихотворению наибольшееразнообразие и делает его более интересным для читателя. Это стихотворение не просто групповой “портрет всех поэтов, но и индивидуальный лирический портрет (точнее – автопортрет) самого Пушкина. Это придает стихотворению особую теплоту. и убедительность: библейская объективность “Пророка” сменятся субъективностью “Поэта”.

Стихотворение многими чертами напоминает авторскую исповедь, которая в силу своей большой значимости приобретает и глубокое философское заначение. В следующем, 1828, году Пушкин пишет еще одно стихотворение этого цикла – “Поэт и толпа”. Оно сразу же вопроизвело самые разносторонние отклики. Дискуссии про этот стих продолжались еще много лет и спустя смерти Поэта. Некоторые строки данного стихотворения (“Не для житейского волненья…”) расценивались как своеобразный “символ веры”: они печатались на знаменах сторонников “чистого искусства”.

Но в самом произведении нет ничего, чтобы могло противоречить смыслу и идеям “Пророка”. Тут рассматриваются еще только новые, свежие проблемы, связанные с высшим призванием поэта: должна ли настоящая поэзия приносить человеку прямую, так называемую практическую пользу? И, главное, в чем именно заключается ее значение и ее польза? Когда у Пушкина толпа пеняет на поэта за бесполезность его “песен” (“Как ветер песнь его свободна, зато как ветер и бесплодна: какая польза нам от гей?”), Пушкин, устами своего Поэта отвечая на это Лвинение, вовсе не утверждает “бесполезность” поэзии.

Он утверждает иное, чем у толпы, высшее понимание “пользы” поэзии: он сравнивает поэта со жрецом, самозабвенно и самоотверженно служащим з храме у алтаря. Для него поэзия – высшее, свободное и не подчиненное никому служение человеческому обществу, служение духу культуры. Это служение преследует зе сиюминутные, не временные, а высшие и незыблимые цели. Поэтому именно в этом и заключается истинный смысл зэследних четырех строчек стихотворения:

Не для житейского волненья, Не для корысти, не для битв, Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв

Полный цикл стихов Пушкина о предназначении настоящего Поэта являл собой не только общефилософское, но и современ-жое, общественное значение. В условиях подекабрь-екой эпохи с еетрагическим ощущением жизни и истории своеобразно остро должна была звучать тема свободного и славного поэта, признающего за высший суд лишь суд своего ума и своей совести, а не суждения невежественной толпы, юторая, по мнению Пушкина, никогда не понимала и не сможет никогда понять истинного предназначения поэта и истинной ценности его творений. Слова Пушкина о высокой роли Поэта звучали в то время sax мятежный порыв, как победный голос свободы.




Тема поэта в лирике А. С. Пушкина