|  | 

“Тоска по родине!..”

Анализ стихотворения М. И. Цветаевой

Тема урока. Лабораторная работа “Стилистический анализ стихотворения М. И. Цветаевой “Тоска по родине!..””.

Цели урока. На основе стилистического анализа стихотворения “Тоска по родине!..” показать своеобразие поэтики М. И. Цветаевой; формировать навык анализа поэтического текста; показать трагичность мироощущения поэта, обреченного на странничество, дисгармонию его внутреннего состояния с окружающей жизнью; учить детей глубокому уважению к истории и культуре своей страны, внимательному и бережному отношению к чувствам человека, его душе.

Оборудование урока. Портрет М. И. Цветаевой; музыкальное оформление: прелюдия А. Скрябина до диез минор, соч. 9, № 1, песня “Монолог” на стихи М. И. Цветаевой в исполнении А. Пугачевой; плакат-эпиграф со словами М. И. Цветаевой: “Книга должна быть исполнена как соната.

Знаки-ноты: в воле читателя осуществить или исказить”; плакат “Внимание: тропы!”; выставка книг М. И. Цветаевой и о ней; оформленная доска.

Предварительная подготовка к уроку Чтение стихотворений М. И. Цветаевой. Знакомство с жизнью и творчеством поэтессы. Анализ стихотворения “Рябину рубили”.

Самостоятельная работа над произведением “Тоска по родине!..” по общему плану анализа поэтического текста.

Ход урока

I. Сообщение темы и цели урока. Обращение к материалам на доске, к выставке книг, запись эпиграфа.

II. Основной материал урока

Слово учителя. В русской литературе с легкой руки гения А. С. Пушкина соединены два слова: “поэт” и “пророк”. В совокупности эти слова о том, кто рассекает определенное ему историей время, ограниченное гражданской принадлежностью пространство и обретает вечность. У любого большого поэта есть стихи-пророчества, ведь каждый настоящий поэт, по определению Д. В. Веневитинова, – мыслитель, философ.

Есть пророческие строки и у М. И. Цветаевой, например стихотворение “Моим стихам, написанным так рано…”.

Поэзия М. И. Цветаевой очень современна. Настал, безусловно, час ее стихам. Вчитываясь в ее строки, вдумываясь в ее слово, постигая переменчивые чувства лирической героини, мы восстанавливаем облик М. И. Цветаевой, ее духовный мир, ее боль, ее Россию.

Анализ стихотворения “Тоска по родине!..” – это шаг на пути такого постижения.

(На фоне прелюдии до диез минор А. Скрябина звучит выразительное чтение стихотворения.)

Слово учителя. Стилистический анализ – кропотливая работа. Чтобы она была успешной, мы рассредоточим свои усилия – трудиться над вопросами будем в мини-группах. Обратите внимание на основной вопрос урока: “Какие стилистические особенности свойственны поэзии М. И. Цветаевой?”

Работа над выбранным заданием Какие слова в той или иной вариации повторяются в стихотворении? Найдите однокоренные слова слову “родной”. Почему в стихотворении встречается целое родовое гнездо?

Какие пунктуационные знаки используются чаще всего? Каково их назначение? Проследите за рифмой и стихотворным ритмом. В чем их своеобразие?

Каким изобразительно-выразительным средствам отведена ключевая роль в произведении? Что говорит лирический герой о своем социальном статусе? Как варьируется это суждение?

Для чего используются варианты одной и той же мысли? Без каких строк стихотворение приобрело бы совсем иной смысл? Что позволяет утверждать: для М. И. Цветаевой “родина” и “рябина” – семантически близкие понятия? О чем это стихотворение?

У М. И. Цветаевой есть такая строка: “Я любовь узнаю по боли…” Как можно было бы сформулировать идею стихотворения, если опираться на эти слова?

(Подготовленное выразительное чтение стихотворения (повторное). Читает ученик.)

Беседа по вопросам

Комментарии к ответам учащихся

В стихотворении М. И. Цветаевой постоянно повторяются слова: “все равно”, “все едино”. “Все равно”, “где брести”, “быть вытесненной в себя”, “где не ужиться”, “где унижаться”. Все равны, ни с кем нет кровной связи, душевного родства, ни к чему нет привязанности, нет веры: “Всяк Дом мне чужд, всяк храм мне пуст”. Нет родины: “Тоска по родине! Давно разоблаченная морока!”

Отрешенность ото всего и ото всех звучит в разных вариантах в этом стихотворении. Н. Берберова в книге “Курсив мой” вспоминает: “М. И. Цветаеву я видела в последний раз на похоронах князя С. М. Волконского, 31 октября 1937 года. После службы в церкви на улице Франсуа-Жерар… я вышла на улицу. Цветаева стояла на тротуаре одна и смотрела на нас полными слез глазами, постаревшая, почти седая, простоволосая, сложив руки у груди.

Это было вскоре после убийства Игнатия Рейсса, в котором был замешан ее муж С. Я. Эфрон. Она стояла, как зачумленная, никто к ней не подошел. И я, как все, прошла мимо нее В Праге она (М.

И. Цветаева) производила впечатление человека, отодвинувшего свои заботы, полного творческих выдумок, но человека, не видящего себя, не знающего своих жизненных… возможностей, не созревшего для осознания своих настоящих и будущих реакций. Ее отщепенство… через много лет выдало ее незрелость: отщепенство не есть, как думали когда-то, черта особенности человека, стоящего Над другими, отщепенство есть несчастье человека – и психологическое, и онтологическое, – человека, недозревшего до умения соединиться с миром, слиться с ним и со своим временем, то есть с историей и с людьми”.

В стихотворении М. И. Цветаевой есть своеобразные повторы. Мы видим в тексте целое родовое гнездо однокоренных слов слову “родина”: Родным ( Роднее – форма данного прилагательного), Родившаяся (душа), Родимого (пятна). В произведении им противопоставлены контекстуальные антонимы: Родина – “госпиталь или казарма”, Родной Язык – “безразлично – на каком непонимаемой быть встречным!”, ” Роднее Бывшее – всего” – “всего равнее”. (Здесь умышленно допущена грамматическая неточность: наречие, не имеющее степеней сравнения, употреблено в сравнительной степени – это знак своеобразной самоиронии.) А в словах “душа, родившаяся где-то” звучит глобальная отстраненность от конкретного времени и пространства. От связи с родной землей вовсе не осталось следа:

Так край меня не уберег Мой, что и самый зоркий сыщик Вдоль всей души, всей – поперек!

Родимого пятна Не сыщет!

В частом использовании однокоренных слов есть определенный смысл. Трудно не согласиться с пословицей: “Где больно, там рука; где мило, там глаза”. Сердце болит из-за отрешенности от родного, именно поэтому так горячо доказывается нелюбовь.

Не только М. И. Цветаева, а многие, обреченные на странничество вихревыми годами социальных перемен, испытывали щемящую тоску по родине. Эта тоска определяла тематику и интонации их творчества. Обратимся вновь к воспоминаниям Н. Берберовой: “И в Мережковском, и Ремизове чувствовалась скрываемая ими страшной силы тоска по России.

Скрывалась она постоянно, но прорывалась время от времени какой-то болью в лице, или в слове, или во взгляде, или еще – в молчании посреди разговора”.

Родина живет в сердце героини стихотворения, именно поэтому так страстно звучит ее монолог, так много эмоций в него вложено. Семь восклицательных знаков – свидетельство экспрессивности речи. В стихотворении на десять четверостиший – семнадцать тире. Их постановка связана со смысловым выделением слов и словосочетаний, эти знаки по-своему связаны с экспрессивностью поэтического монолога.

Тире – любимый знак М. И. Цветаевой, он в смысловом отношении самый выразительный в русском языке. Нельзя поверить в равнодушие героини, если читаешь, что называется, “по нотам” (помним: “знаки-ноты”). В смысловом отношении значимо и многоточие.

Особенно ощутима его роль в конце предложения.

Но если по дороге – куст Встает, особенно – рябина…

Это многоточие красноречиво и однозначно: героиня навеки связана с родной землей, если куст рябины вызывает трепет сердца, изболевшегося в вынужденной бездомности.

Интересно стихотворение и в интонационном отношении: от напевной и говорной интонации поэтесса переходит к ораторской, срывающейся на крик.

Мне безразлично – на каком Непонимаемой быть встречным! (Читателем, газетных тонн

Глотателем, доильцем сплетен…) Двадцатого столетья – он, А я – до всякого столетья!

Обостренность мировосприятия М. И. Цветаевой не раз отмечалась в мемуарной прозе разных авторов. С. Эфрон, муж М. И. Цветаевой, пишет: “Марина – человек страстей… Отдаваться с головой своему урагану для нее стало необходимостью, воздухом ее жизни. Одна голая душа!

Даже страшно”.

Биение горячего, страстного сердца передается и ритмом стихотворения. В нем нет четкой последовательности ударных и безударных слогов, здесь особый цветаевский ритм, которому не свойственна мерность. Например, метрический рисунок первых строк:

В стихотворении мы видим и особый цветаевский прием – использование Эмфатической паузы, требуемой не синтаксисом, а напором чувств.

В начале своего творчества М. И. Цветаева больше романтик. Неоромантизм не оформился в русской литературе как особое течение, но в произведениях поэтессы мы видим черты романтического героя: чувство неизбывного одиночества, противостояние другим людям, уверенность в собственной исключительности. Некоторые литературоведы утверждают также, что М. И. Цветаева в 30-е годы стала преемницей футуризма по боковой линии.

Не случайно в ее лирике романтическое миропонимание соединено с футуристическими приемами. Один из них – Антисинтаксический метрический строй :

…Где – совершенно одинокой Быть… …Быть вытесненной – непременно – В себя…

В строке не умещается неделимое в смысловом отношении словосочетание, синтаксическая конструкция.

Интересна рифмовка поэтического текста: нет выверенности, точности в рифме. Если клаузулы 1-й и 3-й строк – точная рифма, то 2-й и 4-й – неточная: “домой – базарной – мой – казарма”, “среди – пленным – среды – непременно”. Эта “неотточенность”, нарочитая шероховатость – свидетельство сиюминутности речи, искренности.

Исследователи отмечают, что среди футуристических приемов, свойственных М. И. Цветаевой, наиболее значимым оказывается Семантическое варьирование. Оно представляет собой смысловой комплекс, где инвариант (основная мысль), часто представленный в метафорической форме, многократно обыгрывается вариантами, наполненными тем же значением. В качестве примера можно привести стихотворение М. И. Цветаевой “Мой день до глупости нелеп…”. Подобный прием использован и в стихотворении “Тоска по родине!..”.

Сравнения, изобилующие в произведении, рождают варианты одной мысли: непреодолимо одиночество, неизбывна разорванность героини с родной землей: “дом… как госпиталь или казарма”, “…ощетиниваться пленным львом”, “камчатским медведем без льдины”, “бревно, оставшееся от аллеи”.

С. Рассадин отмечает, что стихотворение “Тоска по родине!..”, возможно, не самое знаменитое произведение М. И. Цветаевой, но оно хватает за душу, как немногие. Особое значение исследователь придает двум последним строкам. На протяжении 38 строк утверждалась привычная отторженность, а последние 2 строки полностью перевернули стихотворение, и тоска по родине, объявленная фикцией, “разоблаченной морокой”, становится живой неизбывной болью. С. Рассадин пишет: “Приходит в голову мысль – странная, если не выразиться резче: а если, не приведи Бог, сердце остановилось на 38-й строке… что тогда мы сказали бы об этих стихах?”

Лидия Чуковская вспоминает, что однажды в Чистополе, когда М. И. Цветаева, не желая возвращаться в Елабугу, задержалась у знакомых, поэтесса прочитала это стихотворение без последних двух строк. У Лидии Чуковской от услышанного произведения осталось ощущение смирения М. И. Цветаевой с горечью отрешенности и бездомности. И только спустя много лет, после приобретения самиздатовской книги М. И. Цветаевой, она поразилась глубине внутреннего противоречия, открывшегося с помощью двух последних строк.

Во многих произведениях М. И. Цветаевой понятия “родина” и “рябина” слиты воедино. Аллегорическая связь обозначена в стихотворении “Рябину рубили…”, в нем есть поэтические строки, также скрепляющие это единство:

Сивилла! Зачем моему Ребенку – такая судьбина? Ведь русская доля ему…

И век ей: Россия, рябина…

Россия, судьбина, родина, Марина – этот смысловой ряд смыкается понятием “рябина”. Соотношение “родина-рябина” укладывается в формулу синекдохи. Мы понимаем, что нет темы больнее, чем тема России, нет единства прочнее, чем единство с духовностью, культурой своего народа.

М. И. Цветаева в письме к Тесковой (1930) восклицает: “Как Вы глубоко правы – так любить Россию! Старую, новую, красную, белую – всю! Вместила же Россия – все…

Наша обязанность, вернее, обязанность нашей любви – ее всю вместить”.

Ответ на основной вопрос урока. Работа со словарем

Антисинтаксический метрический строй

Эмфатическая пауза

Семантическое варьирование

Инвариант

III. Итоги урока

Слово учителя. Мы начали разговор с пророчеств. К этой теме и вернемся.

Глеб Струве писал: “Зарубежная русская литература есть временно отведенный в сторону поток общерусской литературы, который – придет время – вольется в общее русло этой литературы”. Мы уже не представляем этого “общего русла… литературы” без лирики М. И. Цветаевой, столь созвучной нашему времени. Послушаем еще одно поэтическое признание.

(Звучит песня “Монолог” на стихи М. И. Цветаевой в исполнении А. Пугачевой.)

IV. Домашнее задание. Сочинение “Стихотворение М. И. Цветаевой “Тоска по родине!..”. Оценка, восприятие, истолкование”.

Стихотворение (на выбор) наизусть.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 2.50 out of 5)


Твір на тему: “Тоска по родине!..”




“Тоска по родине!..”
Copyright © Школьные сочинения 2019. All Rights Reserved.
Обратная связь: Email