|  | 

В гостях у памятников

Благодарные потомки чтят память своих великих предшественников, устанавливая им памятники. Среди них попадается немало курьезных.

Так, в последнее время активно проявляет себя мода на декоративные скульптуры, посвященные профессиям или социальным типам. Одному только сантехнику установлены памятники уже в нескольких российских городах. А в Челябинске на местном “Арбате” располагается целая галерея фигур прошлого (пожарник, городовой, трубочист, извозчик) и настоящего (ветеран, нищий).

Людям приходят в голову самые неожиданные идеи: в Ижевске есть памятник пельменю, в Томске – памятник счастью, а в Перми – коллективному прозвищу, известному всем по повести Горького “Детство” (“Прибежала бабушка, заохала, даже заплакала, смешно ругая меня: “Ах ты, пермяк, солены уши! Чтоб те приподняло да шлепнуло!””)…

И, само собой, здесь ничем не заменимое место занимают памятники литературным героям.

Существуя лишь в вымышленном мире художественного произведения, литературные персонажи обладают порой исключительной силой воздействия на умы и сердца живых людей, заставляют нас плакать или смеяться, восхищаться или негодовать, думать о них и о нашей жизни, мучиться над неразрешимыми вопросами бытия… Они ирреальны, даже если имеют прототипов, а иногда становятся гораздо более известными, чем те реально существовавшие люди, которые подарили им жизнь и бессмертие.

Бывает так, что литературные герои, рожденные по воле творца и сконструированные по его логике, вырываются из-под его контроля, диктуют ему свои условия и одерживают верх в этой схватке со своим создателем. Более того, они научились преодолевать преграду между своим и нашим мирами и обретать свой материальный облик в металле и камне, граните и бронзе. И вот уже на площадях и улицах, в парках и скверах сосуществуют памятники и выдающимся деятелям человечества, и выдающимся (иначе не скажешь) героям литературы.

Когда-то давно, лет пятнадцать назад, молодая учительница Марина Ермакова обратилась ко мне с вопросом, знаю ли я, каким литературным героям установлены памятники. Этот вопрос был, кажется, в учебнике для 6-го класса по программе Т. Ф. Курдюмовой.

Простой вопрос поставил в тупик. К стыду своему, даже не догадалась тогда заглянуть в литературную энциклопедию, а там, как потом выяснилось, была довольно большая статья А. М. Рубинштейна “Герои литературные в памятниках” и около двадцати фотоиллюстраций (Краткая литературная энциклопедия. М., 1964. Т. 2. С. 141-144). Кстати, статьи Артура Рубинштейна “Памятники литературным героям” можно было найти в журнале “Юность” (за 1962-1963 годы).

Существовали и другие публикации обзорного характера: статья Юрия Ракова “Живые памятники” (Пионер. 1988. № 12. С. 35-37), во многом повторяющая информацию, собранную Рубинштейном, и по-своему ее популяризирующая, а также статья А. Денисова и Н. Черкасова с замечательным названием “Из книги – на пьедестал” (Детская литература. 1983. № 7. С. 36-37), дополняющая материал литературной энциклопедии.

Но об этом я узнала позднее.

Марина вскоре переехала жить в Прибалтику, и я так и не ответила на ее вопрос. Зато появился нешуточный интерес к этой теме, а сбор информации стал делом семейным.

К поиску время от времени присоединялись близкие и знакомые, знавшие об этом увлечении, приносили вырезки из газет и журналов, привозили фотографии из разных городов и даже стран… И мне приятно выразить свою признательность всем, кто принимал участие в сборе материалов – а прежде всего Илье Михайловичу Шенкману, внесшему самый большой вклад в коллекцию.

Однако весь этот материал прежде был доступен только моим ученикам, которым я порой что-то рассказываю и показываю. Решившись представить его в газете, надеюсь на отклик коллег, на то, что эта далеко не исчерпывающая информация дополнится вестями с мест: ведь газету “Литература” читают повсюду, и не только в нашей стране.

Валентина ШЕНКМАН, г. Пермь

Нам пришлось по душе предложение нашей давней читательницы и автора Валентины Ильиничны Шенкман. В ближайших номерах “Литературы” мы начнем печатать ее рассказы о памятниках в честь литературных героев и их создателей.

Но действительно, сразу надо расширить круг поиска и позвать коллег к участию в представлении литературных монументов. Присылайте нам свои короткие (не более 4000 знаков) рассказы о таких монументах, воздвигнутых в ваших родных местах или где-то увиденных – но обязательно с фотографиями, пригодными для воспроизведения в газете.

Получится интересно! Сошлемся на интернет-опыт. В 2005 году Международный благотворительный фонд имени Д. С. Лихачева успешно провел краеведческий конкурс “Забавный памятник”, где были представлены соответствующие монументальные сооружения в разных местах нашей страны, в том числе и литературного свойства.

А в сегодняшней “Литературной карте” мы в ознаменование длящегося ныне Года русского языка и с верой во все хорошее представим памятник букве “Е”.

4 сентября 1845 года в Симбирске, на родине Николая Михайловича Карамзина, был открыт памятник Карамзину работы Самуила Гальберга – один из первых писательских памятников в России. А ровно через 160 лет, 4 сентября 2005 года, в Симбирске, нынешнем пока что Ульяновске, появился памятник букве “Е”. Карамзин, как все мы знаем, был энтузиастом введения буквы “е” в русскую письменную речь.

Оттого и эта честь.

Симбирск – также родина Ивана Александровича Гончарова. И здесь также недавно один за другим были открыты памятники “Обломовский диван” и “Тапочки Обломова”. Но подробно о них – при следующих встречах.




В гостях у памятников