|  | 

Вещий сон героя (о романе “Обломов” И. А. Гончарова)

В “Сне Обломова” раскрывается идеальная картина патриархально-крепостнической утопии, главным содержанием которой, по словам Гончарова, были “сон, вечная тишина, вялая жизнь и отсутствие движения”. Мотив “сонного царства” пронизывает весь Роман. Он становится характернейшей чертой всей старой Обломовки: “Это был какой-то всепоглощающий, ничем непобедимый сон, истинное подобие смерти”.

Самым страшным оказывается то, что для обитателей Обломовки ничего не нужно: “жизнь, как покойная река, текла мимо их”.

Мир, воспроизведенный в “Сне Обломова”, дает представление не только о месте рождения героя, но и об источнике его духовных, нравственных, эстетических, вообще всех жизненных ориентиров.

Не возникло ли у вас ощущения, что Обломов на всем протяжении романа – не взрослый человек, а ребенок (не по возрасту, а по душевному складу)? На всю жизнь сохранил он детские иллюзии и детский эгоизм. Так, характерно для него типично детское непонимание реальных законов мира, желание, чтобы мир был таким, каким тебе хочется.

И замечательный Сон Обломова – это, собственно, сон о детстве: как жаль, что оно скоро кончилось.

Нельзя ли вернуться в чудесный, очаровательный, беззаботный мир детства, где все было так просто, понятно, естественно?.. Увы, неисполнимое желание.

Самое страшное для Обломова – это даже не вторжение жизни в его существование, а всего лишь ее прикосновение. “Жизнь трогает!” – испуганно жалуется каждый раз Илья Ильич. “Оставь меня”,- просит он Штольца в самом конце романа. Ему ведь так мало надо (если не сказать, что ему вообще ничего не надо), только не мучьте его, не беспокойте, не трогайте. “Ваша жизнь непонятна и неприятна мне, оставьте меня…”

Незаметным для Обломова образом произошла подмена большой, настоящей жизни жизнью-дремой, жизнью-сном, окрашенным, подсвеченным трогательно-обманчивым “райским” светом обломовского идеала. Не будь этого идеала, созданного воображением Ильи Ильича, не было бы и той прочной для него философии, на которой покоится герой гончаровского романа. Что ж, думает он, одним суждено выражать тревожные стороны жизни, а он призван воплотить другую, идеально покойную сторону человеческого бытия. “И родился и воспитан он был не как гладиатор для арены, а как мирный зритель боя”.

Таково его предназначение, а потому и каяться ему не в чем.

Обломов искренне убежден в нормальности и истинности собственных представлений о цели человеческого существования. Он видит сквозь всю “беготню”, страсти, войны, политику только “выделку покоя”, стремление к “идеалу утраченного рая”. Но как все-таки вожделенный покой “выделать”? В разговоре со Штольцем он призывает избрать “скромную, трудовую тропинку и идти по ней”. Однако на прямой вопрос Штольца, где же именно эта трудовая тропинка, Обломов смущенно замолкает.

Может быть, Штольц знает ответ на свой вопрос?




Вещий сон героя (о романе “Обломов” И. А. Гончарова)