|  | 

Виссарион Григорьевич Белинский

Виссарион Григорьевич Белинский родился 1 (11) июня 1811 г. в крепости Свеаборг (что в Финляндии), в семье флотского врача. Вскоре отец вышел в отставку и семья переехала в Чембар (г. Белинский) Пензенской губернии, где и прошло детство будущего критика.

Белинский рано знакомится с сочинениями Пушкина, Жуковского, Шекспира, Гете. Его любимым поэтом был А. Пушкин. Осенью 1829 он успешно выдержал экзамен и был зачислен студентом факультета словесности Московского университета.

Белинский с ранних лет был твердо убежден, что “только труд может сделать человека счастливым”. Но вначале он не находил работы по сердцу, по своим склонностям, а потом его труд оказался чрезмерным, скудно оплачиваемым, не избавляющим от “кровной отчаянной нужды”.Белинскому не удалось окончить университет. 27 сентября 1832 г. он был исключен из него: формально – “по слабому здоровью и притом по ограниченности способностей”, а по существу – за политическую неблагонадежность, за пьесу “Дмитрий Калинин”, признанную цензурой противной “религии, нравственности и российским законам”, “бесчестящей университет”.

Очутившись вне университета, Белинский занимается репетиторством, секретарством у богача графомана А. М. Полторацкого, а с 1833 г. сотрудничает в журнале “Телескоп” и в его приложении – газете “Молва”.

Вначале ему поручались переводы с французского, а потом рецензии и статьи. С осени 1834 г. он фактический редактор “Молвы” и вскоре, в сентябре, в 38-м номере этой газеты появилась первая глава его крупной статьи “Литературные мечтания”.

Проф. Н. И.

Надеждин, поверив в молодого критика, поручил ему в 1835 г., на время своей длительной поездки за границу, журнал “Телескоп”. Став официальным редактором “Телескопа” и “Молвы”, Белинский усилил их критические и библиографические отделы, укрепил новыми сотрудниками и превратил эти периодические издания в передовой форпост борьбы с реакционной идеологией. Но в октябре 1836 г. “Телескоп” закрыли за публикацию “Философического письма” П.

Я. Чаадаева. По распоряжению Бенкендорфа, у Белинского произвели обыск, однако ничего предосудительного у него не нашли. Заранее предупрежденный, критик уничтожил все то, что могло стать поводом для его обвинения.

Остро бедствуя, Белинский входит в крупные долги. Чтобы расплатиться с кредиторами и обеспечить себя на несколько месяцев жизни, он составляет учебник “Основания русской грамматики для первоначального обучения”. Но грамматика, отвергнутая попечителем Московского учебного округа, изданная за собственный счет, в кредит, под поручительством К. С. Аксакова, лишь увеличивала его задолженность.

Замолчанная прессой, книга не нашла покупателей и была продана на бумагу. 21 июня 1837 г. критик уведомляет родственников Д. П.

И П. П. Ивановых: “В Москве нечего делать, кроме как умирать с голоду или идти по миру…”Ради заработка Белинский с 16 марта 1838 года начал преподавать в Константиновском Межевом институте русский язык.

В том же месяце он становится фактическим редактором преобразованного журнала “Московский наблюдатель”. Не имея возможности выполнять обязанности преподавателя и редактора, критик оставляет институт. Отдавая все свое время журналу, он лелеял надежду выбраться из тягостной нужды.

Но этого не случилось. Ввиду постоянных придирок цензуры, отсутствия твердой материальной базы и ничтожного количества подписчиков журнал в апреле 1839 г. прекратил свое существование. В конце октября 1839 г. Белинский переезжает в Петербург для постоянной работы в журнале “Отечественные записки” А.

А. Краевского.

Наступает самый бурный период его литературной деятельности. Он становится идейным вдохновителем и руководителем, ведущим критиком крупнейшего в стране журнала, объединяя в нем прогрессивные силы. Несмотря на противодействие Краевского, умеренного либерала, критик придал журналу демократическую направленность и постепенно превратил его в орган формировавшейся тогда революционно-демократической мысли.

Белинский признавал для своего времени лишь два рода деятельности, наиболее способствующие просвещению и преобразованию родины: университетская кафедра и литература. Литературе он отдавал предпочтение, так как лишь в ней, несмотря на жесточайшую цензуру, были еще “жизнь и движение вперед”. “Литературе расейской, – писал он 14 марта 1840 г., – моя жизнь и моя кровь”.

Действенной, свободолюбивой натуре Белинского не было должного выхода. Ему, прирожденному общественному вождю, страстному пропагандисту, хотелось разговаривать с читателями по важнейшим социально-политическим и нравственно-философским проблемам своего времени, а вместо этого приходилось толковать о чисто литературных вопросах, заниматься библиографическими обзорами, при этом в большей степени оценкой книжной макулатуры. 6 февраля 1843 г. он с горечью отмечал: “Об искусстве ври, что хочешь, а о деле, т.

Е. о нравах и нравственности – хоть и не трать труда и времени. Из статьи моей в 1 номере “Отечественных записок” вырезан целый лист печатный – все лучшее, а я этою статьею дорожил”.И все же, преодолевая муки цензурных притеснений, опровергая клевету и ложь, яростно щетинившихся на него охранительных журналистов, вроде Булгарина и Бурачка, применяя эзоповскую речевую манеру, Белинский находит доступ к сердцу и уму своих современников, образуя и воспитывая их в духе высокого социального патриотизма, демократической гражданственности и все более сознательного, нарастающего возмущения против самодержавного деспотизма. Летом 1843 года Белинский, гостивший в то время в Москве у Боткина, встретился со своей будущей женой, Марией Васильевной Орловой, классной дамой московского института и немолодой уже женщиной.

В ноябре 1843 года Белинский женился. Брак этот, по-видимому, не был особенно удачным. Белинский никогда не отличался крепким здоровьем. А между тем Краевский оказался “ожесточенным эгоистом”, эксплуататором, “вампиром, всегда готовым высосать из человека кровь и душу, потом бросить его за окно, как выжатый лимон”.

Многолетняя работа Белинского в “Отечественных записках”, постоянно срочно готовившего большие статьи, рецензии и заметки на самые разнообразные книги (до 300 в год), расшатала его организм, и он решил покинуть журнал.

6 апреля 1846 г. критик сообщал Герцену: “Мне надо отдохнуть… для спасения жизни и восстановления (возможного) здоровья”. Чтобы обеспечить свое существование, он задумал издать огромный альманах “Левиафан”, на участие в котором изъявили свое согласие Герцен, Тургенев, Достоевский, А.

Н. Майков, М. С.

Щепкин, И. И. Панаев и другие. Но начавшееся размежевание между демократическим и либерально-западническим лагерем, нескрываемое и все растущее желание Краевского видеть “Отечественные записки” более умеренными, привели к необходимости создания нового литературного органа, призванного стать средоточием и боевым идейным центром демократии. Таким органом оказался журнал “Современник”, перешедший с 1847 г.

В руки Некрасова и Панаева. Материалы, уже собранные для альманаха “Левиафан”, критик передал в ” Современник”, где занял определяющую роль на более выгодных материальных условиях, нежели в “Отечественных записках”. Возглавляя критико-библиографический отдел журнала “Современник”, оказывая влияние и на все другие его отделы, Белинский впервые в своей жизни получил возможность проявлять свою волю полновластно, разумеется, в пределах, допускаемых цензурой.

Но поправить свое здоровье, разрушенное долгими годами непосильного труда и лишений, уже не представлялось возможным.

С каждым днем оно ухудшалось, критик “таял” буквально на глазах. Ему не помогла и поездка за границу. 7 июня (по старому стилю – 26 мая) 1848 г. его не стало.

Белинский умер, сделав для своего отечества все, что мог.

Его кипучая энергия давно вызывала беспокойство, тревогу, бешеную злобу охранительных кругов. На него то и дело поступали доносы в III отделение. 20 февраля 1848 г.

Критика вызывали для беседы с генерал-лейтенантом Дубельтом. Тяжело больной (туберкулезом), он не мог выходить из дома. Вызов повторился 27 марта.

Услышав о кончине критика, начальник III отделения заявил: “Мы бы его сгноили в крепости”.

От каземата Петропавловской крепости, а затем и ссылки Белинского спасла лишь смерть.




Виссарион Григорьевич Белинский