|  | 

Художественный анализ 130 сонета Уильяма Шекспира

Сто тридцатый сонет Уильяма Шекспира входит в тематическую группу сонетов, посвященных смуглой возлюбленной – женщине с темными волосами и глазами.

Представители автобиографической теории создания сонетов (Гервинус, Ульрици, Свинбэрн, Фэрниваль, Дауден и другие) видели в последней придворную даму Елизаветы I – леди Мэри Фиттон, чья измена, по их мнению, окрасила в темные тона все творчество Шекспира с 1600 по 1609 год. Исследователи, придерживающиеся литературной точки зрения на формирование сонетов (Ч. Найт, Стоунтон, Дайс и Делиус), указывают на то, что молодая дама была светлой блондинкой, и единственным прототипом “смуглой возлюбленной” может служить собирательный образ женщин, воспевавшихся целым рядом французских и итальянских сонетистов еще до Шекспира.

Сто тридцатый сонет – литературная пародия на классические любовные сонеты времен Петрарки (впервые это мнение было высказано Н. Стороженко в 1902 году), в которых в прямых комплиментах воспевалась красота возлюбленных с целью “уложить” их в постель (указание на это мы находим в “сонетном ключе” – двустишии, завершающим произведение: “belied” – “оболганная” и “уложенная”). Шекспир заимствует метафорические образы предшественников, но использует их для того, чтобы подчеркнуть земную сущность женщины, которую он считает ничуть не хуже тех, “кого в сравненьях славит ложь” (перевод А. Финкеля).

Возлюбленная лирического героя – “mistress” (любовница) становится любовью (“my love”) только к финалу. В сонетах, предшествующих Шекспиру, все происходит с точностью до наоборот – в начале идет обольщение комплиментами, затем телесное обладание возлюбленной.

Современные переводы сто тридцатого сонета на русский язык воспроизводят его в виде лирического стихотворения. Пародийную сущность сонета можно увидеть только при подстрочном переводе с языка оригинала. Женщина, описываемая Шекспиром, имеет:

    Глаза, которые совершенно не похожи на солнце; Розовые губы, уступающие в цвете красным кораллам; Бурые груди, которые во времена Елизаветы I должны были быть белее снега; Волосы в виде черных проволок; Щеки, не цветущие розами; Запах, уступающий по своей приятности ряду других запахов, нравящихся лирическому герою гораздо больше; Тяжелая поступь, которую сложно сравнить с легким шагом богинь.

Вышеприведенные сравнения могли бы показаться недостатками, если бы они плавно не перетекали в два несомненных достоинства, никак не связанных с самой женщиной:

    Желание лирического героя слушать, как говорит его возлюбленная, рожденное его собственным чувством к ней; Ничем необъяснимая любовь, какой ей и положено быть, по мнению, Шекспира.

Все, что важно для лирического героя в возлюбленной, это та тяга, которую он сам к ней испытывает. Страсть персонажа вызывает в нем не только любовь, но и злость на невозможность преодоления собственного влечения. Негативные чувства придают сонету дополнительный пародийный оттенок, строящийся на игре слов и выражающийся больше интонационно, чем при классическом чтении со страницы: к примеру, созвучие “dun” (“бурый”, “грязно серый”) в третьей строке с “du?” (“тюремная камера, покрытая навозом”) можно прочувствовать только при аудиальном восприятии текста.




Художественный анализ 130 сонета Уильяма Шекспира