|  | 

Художественный мир писателя

<

p>Выбор героев в произведениях А. Солженицына обусловлен сферой постоянного внимания автора – русский национальный характер и трагическая история России XX века. В центре произведений писателя всегда стоит рядовой русский человек, в некоторой степени близкий автору даже биографически. Это может быть мужик, крестьянин (“Один день Ивана Денисовича”), бывший зек, интеллигент в первом поколении Олег Костоглотов (“Раковый корпус”), математик и философ Нержин (“В круге первом”) или молодой человек Саня Лаженицын, делающий первые жизненные шаги (“Красное Колесо”).

Вокруг такого персонажа вращается целый мир, народ всей России. Подобно Гоголю в “Ревизоре” или Салтыкову-Щедрину в “Истории одного города” Солженицын художественно моделирует всю Россию. Подобный масштаб авторского взгляда не мешает художнику сохранить верность жизненным реалиям, приверженность документальной точности. По книгам А. Солженицына можно точно установить, в каком лагере происходили события “Одного дня Ивана Денисовича”, в какой “шарашке” – действие “Круга первого”, в какой области расположен “Матренин двор” и в какой ташкентской больнице находился “Раковый корпус”.

Писатель распространяет на художественное время принцип соединения единичного и общего. Перед созданием каждого своего произведения Солженицын с дотошностью историка посещает архивы и библиотеки, составляет обширные картотеки, досье, хронологические таблицы. Однако окончательный текст вбирает в себя не долгое и непрерывное течение времени, а главное событие, изображенное концентрированно.

Сам Солженицын называет это принципом узлов. Наиболее полно данный принцип был реализован автором в цикле “Красное Колесо”, где он сделал хронологическими узлами романов катастрофу 1914 года в Восточной Пруссии и судьбу П. А. Столыпина, социальные волнения 1916 года в России и действия Ленина в это время, Февральскую революцию с ее парадоксами и, наконец, приезд Ленина в апреле и последовавшую за этим подготовку Октябрьского переворота. Сам Солженицын определил жанр “Красного Колеса” как “повествование в отмеренных сроках”. Сюжет приобретает философское звучание, наводя читателя на размышления о законах истории.

Нередко этому способствуют и символичные названия произведений. Словосочетание “один день” как бы говорит о длительности жизни героя в тяжких, нечеловеческих условиях, тогда как “круг первый” свидетельствует о наличии других, гораздо более страшных кругов глобального ада. В заголовке “Раковый корпус” таится тайный смысл, поскольку речь в книге идет о болезни всей страны. Чрезвычайная роль в художественном мире писателя принадлежит языковым средствам.

Писатель считает, что с течением времени “произошло иссушительное обеднение русского языка”, а сегодняшнюю письменную речь называет “затертой”. Так, утрачены многие народные слова, идиомы, старославянизмы, способы образования экспрессивно окрашенных слов. Солженицын составил “Русский словарь языкового расширения”, чтобы “восстановить накопленные, а потом утерянные богатства”, но и использовал материал этого словаря в своих книгах. В каждом произведении Солженицыны присутствует множество перефразированных пословиц и поговорок.

Нередко Художник употребляет окказионализмы и словосочетания, состоящие из распространенных языковых единиц, в новом сочетании дающих необычайно яркую окраску – другоданная жизнь (о выздоровевшем человеке), женонобесие (о развратничестве), древнеученый вид (о человеке). Как считает писатель, энергию обретают существительные от глаголов: потяг, потяжок (ремень); полом (изгиб, заворот дороги); похруст; облетки; перетаск; для охрану. Не менее выразительны и образованные писателем наречия: впробежъ, поизнову, напроброс, наразбив, покрай, растомчиво (состояние человека, которого растомило солнце). Употребляет А. Солженицын и глагольные формы с приставками: приудобился, задрог, сдыхаться, погавкал, изнахалился.

Просторечный характер приобретают слова с измененным чередующимся звуком: застыживался, непокорчивая. Поиски языковых форм А. Солженицына повлияли на многих писателей, в числе которых В. Астафьев, В. Распутин и Ф. Абрамов.




Художественный мир писателя
Обратная связь: Email