|  | 

“Жизнь и судьба”

Период “оттепели” выдвинул в литературе новые имена: Александра Солженицына, Виктора Носова, Василия Гроссмана. Эти художники творили, опираясь на правду истории, свой личный фронтовой и гулаговский опыт, но власть не давала выхода их таланту. Не все нравилось, что создавали эти писатели, а главное, что было крамольного у этих художников, по мнению властей,- они пытались понять и объяснить происходящее.

Можно было “восхищаться гением Сталина”, подвигами строителей социализма, но усомниться в рациональности жертв, в необходимости и объективности отступления советских войск аж до Волги? Это уж слишком! Выставлять демагогами высших партийцев – это сродни предательству, незнанию жизни, неумению понять ее законы, просто клевете. Именно такому “анализу” были подвергнуты произведения талантливейших писателей, пытающихся сказать правду своему народу, и среди них был В. Гроссман.

Василий Гроссман всю войну провел на фронте военным корреспондентом газеты “Красная Звезда”. Он своими глазами видел страдания и боль, героизм и отвагу – все это писатель отразил в романе “Жизнь и судьба”. Основное внимание в книге отведено обороне Сталинграда. Писатель показал самоотверженность простых людей, готовых на любые жертвы, чтобы отстоять свободу и независимость Родины.

Ключевым моментом обороны становятся бои за дом “шесть дробь один”. Руководит маленьким гарнизоном и обороной дома, отстаивая этот клочок родной земли, капитан Греков. Это сильный и самостоятельный человек, ему важно сохранить личный состав “своего отряда”. Он дорожит каждым бойцом, не хочет отправлять людей на бессмысленную гибель. Капитану Грекову чужда коммунистическая демагогия, поэтому он не угоден комиссару.

В сводках занижается роль его бойцов, их самоотверженного подвига. Гибель Грекова воспринимается как “счастливое избавление” от неугодного подчиненного, а не потеря смелого и знающего командира. Роман многопланов. Параллельно описанию боев за Сталинград автор показывает зверства фашистов, чинимые ими на оккупированной территории. Гитлеровцы загоняют беззащитных людей в гетто.

Евреи вынуждены носить одежду с шестиконечной звездой на спине. Любой оккупант может безнаказанно расстрелять безоружного человека только за то, что он еврей, принадлежит к “неполноценной расе”. Гроссман использует хорошо известный прием “рассказ в рассказе”, когда непосредственный участник событий ведет повествование. Это придает особую достоверность повествованию, а в случае с романом “Жизнь и судьба” – особый драматизм. Софья Иосифовна, жительница гетто, “пишет” сыну письмо, рассказывая с горечью о том, что пришлось пережить на старости лет, какие унижения приходится терпеть от нелюдей, возомнивших себя “высшей расой”, избранными.

На деле же – это элементарные убийцы и уголовники, вырвавшиеся из-под власти закона, совести и чести. Евреям отказано в элементарном праве на жизнь. Они приравниваются к скоту. Как лошадям, им велено ходить по мостовой и запрещено выходить на тротуар. Описание же конца этого гетто по драматизму и накалу страстей можно сравнить с апокалипсисом.

Методично и бесчеловечно действует военная машина фашистской Германии. Раздев людей догола, их отправляют в газовую камеру. Люди умирают от удушья стоя, так как набиты в помещение до отказа. Умирая, Софья Иосифовна думает о стоящем рядом ребенке, уже умершем, но еще прижимающемся к ней, ищущем защиты у взрослых, может быть, понимающем, что здесь творится, ради чего все это?! В последние свои мгновения героиня думает о сыне, узнает ли правду, донесет ли до остального мира ужас и боль пережитого?

Эту книгу Гроссман посвятил матери. Только после войны он узнал, что в самом начале оккупации она была повешена вместе с другими жителями, оказавшимися в немецком тылу. Все описанное в книге о гетто – это реальные события, происходящие на оккупированных территориях Польши и Чехословакии, Белоруссии и Украины.

Гроссман сумел показать бесчеловечность гитлеризма, его антигуманизм. Но и сталинизм также бесчеловечен. Описывая действия Ежова, ближайшего сподвижника Сталина, его верного исполнителя, Гроссман доказывает, что любая тирания – коммунистическая или фашистская – это угроза обществу.




“Жизнь и судьба”
Обратная связь: Email