|  | 

“Жизнь взаймы”, художественный анализ романа Ремарка

Роман “Жизнь взаймы” впервые был опубликован в 1959 году в Гамбурге. В нем Ремарк предстал перед читателем в амплуа опытного психолога и философа, раскрывающего вечные темы всех времен и народов – любви, жизни, смерти, свободы, времени. В отличие от других романов автора в “Жизни взаймы” Нет места политике : война в Европе закончилась, люди вернулись к своему обычному существованию и только ее тяжелые отголоски в виде смертельных болезней и потерянных для своего времени личностей все еще путешествуют по заснеженным горам, улицам Парижа и казино Монте-Карло с тем, чтобы обрести что-то большее, чем мирная жизнь.

Главные герои романа – больная туберкулезом бельгийка Лилиан Дюнкерк и постоянно рискующий своей жизнь автогонщик Клерфэ – строят свою любовь на схожем отношении к бытию. Они оба свободны, независимы и не имеют будущего. Различия между героями заключаются в том, что Лилиан, в отличие от Клерфэ, острее ощущает жизнь, так как смерть для нее – вполне осязаемая реалия, оседающая на носовом платке в виде кровавых пятен.

Автогонщик же сам управляет своей жизнью и может в любой момент остановить бешеный полет по трассе или вовсе уйти из рискованного бизнеса, став добропорядочным семьянином и продавцом машин. Вся беда Клерфэ в том, что он слишком погружен в дорогу/жизнь: если он участвует в гонках, то обязательно хочет быть первым; если он любит, то стремится полностью подчинить своей заботе любимое существо. Как только Лилиан понимает, что любовь Клерфэ становится для нее темницей, она решает уйти, но не успевает – смерть забирает автогонщика раньше нее, показывая девушке всю нелепость и величие жизни.

Знавшая только тяготы военного времени (голод, бегство, укрытие от фашистов) и подчиненное строгому режиму санаторное существование, Лилиан устраивает бунт. Смерть подруги и появление в “Монтане” нового человека, единственного, кто не обращается с ней, как с больной, дают Лилиан силу для того, чтобы не просто сложить чемоданы, как она это делала уже не раз, а решиться на последний, решительный шаг в сторону жизни. Лилиан с самого начала подозревает, что она не права, что ей лучше остаться в “Монтане” для того, чтобы бороться до конца, но “люди живут чувствами, а для чувств безразлично, кто прав”. Двадцатичетырехлетняя девушка боится умереть, как подруга, так и не познав жизни.

Она и так уже фактически мертва, поэтому ей нечего терять, в то время, как приобрести можно многое. Любовник Лилиан, Борис Волков, переживший в прошлом подобный опыт, пытается убедить девушку в том, что бежать некуда, что весь мир для смертельно больного человека – это клетка, из которой выход только один – попытка выздороветь, но… Он прекрасно понимает, что придти к этому выводу Лилиан придется самой, потому что нельзя узнать цену жизни, не прожив ее.

В своем стремлении жить Лилиан превосходит здоровых людей. Она жадно вдыхает дождь, селиться в первом попавшемся ей на глаза отеле, заказывает себе модные платья у Баленсиага, отказывается от диетической пищи в пользу той, которую никогда не пробовала – будь то изысканные морские ежи из дорогого ресторана или простая колбаса с хлебом, увиденная у портье “Релэ Биссон”. Лилиан хочет “жить, не слушая советов, без всяких предубеждений, жить, как живется”. Ее не интересуют ни деньги, ни политика, ни положение в обществе.

Главное для Лилиан – “ее собственная жизнь”. Восьмидесятилетний дядя Гастон кажется ей глупым стариком, выбрасывающим свою жизнь на ветер. Окружающих женщин она не воспринимает, как соперниц в борьбе за мужские сердца.

Хорошие манеры ей тоже кажутся излишними, так как у нее “нет времени деликатно обманывать, прикрывая горькую правду фальшивой позолотой”. Смерть делает Лилиан бесценный подарок – она учит ее жить ради самой жизни.

В первый же вечер, проведенный вне санатория, Лилиан чувствует, что “спаслась”. На пути к жизни девушка проходит через ряд Символических образов, имеющих как философское, так и религиозное значение. Сен-Готардский тоннель, которые преодолевают герои, “сдирает с Лилиан прошлое”. Для нее он становится “Стиксом”, который “невозможно перейти дважды”. Античная мифология в образе Сен-Готардского тоннеля сливается с христианскими представлениями о последнем пути человека к Богу – через темный тоннель, заканчивающийся ярким светом.

Бегство Лилиан из санатория можно трактовать и как попытку заново родиться, и как стремление найти что-то большее, чем свое физическое существование.

Жизнь и смерть в романе тесно соседствуют друг с другом даже на уровне деталей. Больные туберкулезом пытаются вернуться к жизни в окружении живописных гор и свой последний приют находят тут же, в расположенном неподалеку крематории. Цветы, укладывающиеся на гроб усопших, предприимчивые сотрудники последнего продают в местной цветочной лавке, что кажется Лилиан омерзительным, а Клерфэ – почти нормальным. В войну для спасения своей жизни герою приходилось носить еще теплую форму убитого солдата. Клерфэ успел подумать о многом, пока ждал спасения – о том, что вся военная форма, поставляемая на фронт, – не новая, а значит принадлежала мертвым, о том, что все, “чем мы владеем, нам дали мертвые… наш язык и наши знания, способность чувствовать себя счастливым и способность приходить в отчаяние”.

По мнению Клерфэ, человек понимает, что такое счастье только потому, что познал “неизбежность смерти”.

Жизнь в романе представлена через Символический образ воды : снег (застывшая вода) окружает Лилиан в санатории, но как только девушка вырывается на свободу, вода начинает течь – в виде дождя, тумана, городских фонтанов, впервые увиденного героиней моря, облаков, плывущих под крылом самолета.

Каждый из героев “Жизни взаймы” по-разному воспринимает проблему текущей жизни/времени. Клерфэ не видит смысла вести “торг со временем”. В длинной жизни он видит “длинное прошлое”.

Само же существование, по его мнению, длится “только до следующего вздоха”. Лилиан же точно знает, что вне стен санатория жить ей осталось недолго: она чувствует отсутствие у себя будущего и хочет получить от жизни, как можно больше. Девушка хочет “жить одновременно десятью жизнями”, Клерфэ же считает, что даже в этом случае жизнь у нее будет одна – как у шахматиста, который “играет против десяти партнеров сразу, но разыгрывает лишь одну партию”.

Перед смертью Лилиан делится с Борисом удивительным открытием, заключающимся в том, что “понятие времени” – вещь растяжимая: каждый человек по-настоящему живет всего лишь несколько дней или недель, что делает ценным в жизни не ее длину, а отношение к ней.


Твір на тему: “Жизнь взаймы”, художественный анализ романа Ремарка




“Жизнь взаймы”, художественный анализ романа Ремарка
Copyright © Школьные сочинения 2019. All Rights Reserved.
Обратная связь: Email