|  | 

Звезды, таящие мысли глубокие

Почему мы начинаем наши уроки по данной теме с произведений XVIII-XIX веков?

Во-первых, XVIII-XIX века – это время расцвета культуры русской цивилизации, а ядром ее, как известно, является система верований, постижение истин бытия. Для России – это православие. Наша задача – проследить, как на протяжении веков проходило переосмысление самого значимого и яркого события новой эры – Рождества Христова, перевернувшего сознание людей. И естественно, что русская литература не могла оставить без внимания это событие.

Именно в XVIII веке складывается светское осмысление событий Рождества, повлекших изменение мира в направлении любви к людям и спасения души.

Началом новой эры послужило мистическое событие – Вифлеемская звезда, появившаяся на небосклоне и указавшая путь волхвам к месту рождения Бога. И русская классическая литература стремилась приблизиться к совершенству, выраженному в образе Божьем, и открыть для себя ту звезду, которая указала бы путь поэтам к достижению небывалых высот, открывающих путь в постижении истин. Вот почему русская классическая литература, начиная с XVIII века, и смотрит на звезды, пытаясь понять, переосмыслить и оценить свое предназначение в деле общего духовного развития.

Во-вторых, начиная анализ стихотворений с XVIII века, мы преследовали и сугубо практическую цель – повторить пройденный одиннадцатиклассниками в 9-м и 10-м классах материал, связанный с творчеством великих русских поэтов, повторить некоторые литературоведческие понятия, подготовить учащихся к восприятию нового для них материала.

Уроки литературы, посвященные поэзии, несомненно, выполняют чрезвычайно важную задачу – помогают остановить процесс эмоционального обнищания, по выражению В. Корнилова, развивают эмоциональную сторону личности детей и подростков, формируют способность к эстетическому наслаждению, к сопереживанию, заставляют душу “трудиться”, “учат по-человечески страдать” (Я. Полонский). Поэзия, как вид искусства, обращена к сердцу, способна вызвать у людей самые разнообразные, тончайшие переживания, несет людям радость познания, зовет к раздумьям, к сотворчеству, сея зерна добра и красоты, очищает и возвышает душу.

Тебе дано пороки побороть, Гармония, души моей Господь… Игорь-Северянин

Отсчет своей общей истории человечество ведет от Рождения Иисуса Христа. А возвестила людям о появлении Спасителя Вифлеемская звезда – звезда путеводная.

И русская поэзия, выполняя бытийное предназначение (“Исполнись волею Моей”), на протяжении веков высматривает эту путеводную звезду, звезду, указывающую путь к высотам Духа, путь к постижению истины. С тревогой познания и надеждой обретения смотрят поэты в Пылающую бездну неба, а вместе с поэтами и мы со своими учениками на уроках литературы пытаемся постичь земные тайны звезд, приобщиться к этим высоким исканиям, омыть, очистить душу чистыми волнами поэзии и вечности.

Урок 1. Звездное небо в русской поэзии

Звездочки ясные, звезды высокие! Что вы храните в себе, что скрываете? Звезды, таящие мысли глубокие,

Силой какою вы душу пленяете? С. Есенин. “Звезды”

Вопросы, вынесенные в эпиграф к нашему уроку, русская литература стала задавать чуть ли не с момента своего рождения. Попробуем и мы сейчас совершить экскурс в прошлое, чтобы увидеть, как “хорошие и разные” поэты отвечали на вопрос, какой “силой пленяют душу звезды”. В середине XVIII века на вечернее звездное небо взглянул Михаил Васильевич Ломоносов.

Потрясенный, взглянул снова… и на свет появился настоящий шедевр молодой русской поэзии – “Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния”.

– Читаем первые две строфы.

Лице свое скрывает день; Поля покрыла мрачна ночь; Взошла на горы черна тень; Лучи от нас склонились прочь; Открылась бездна, звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах, Как мала искра в вечном льде, Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне, Так я, в сей бездне углублен, Теряюсь, мысльми утомлен!

– Как же небо с его бесчисленными звездами отражается на мироощущении человека, на его внутреннем мире?

Ломоносов отвечает: человек чувствует свое ничтожество перед великими загадками природы, но взгляд на звездное небо заставляет его задуматься над тайнами бытия, побуждает к поиску отгадок, рождает в нем потребность мыслить. С этих пор тема “человек и звезды” станет сквозной в русской литературе. Через сто лет появится стихотворение Лермонтова “Выхожу один я на дорогу”. (Слушаем романс Е. Шашиной на слова Лермонтова.) Герой стихотворения созерцает картину звездного мира.

– Найдите слова, характеризующие этот мир.

(“Ночь тиха”, “пустыня внемлет Богу”, “тихо”, “звезда с звездою говорит”.)

– А что происходит в душе человека, обратившего свой взор к небу?

(“Больно”, “трудно”, “уж не жду от жизни ничего я”, “не жаль мне прошлого ничуть”, “ищу свободы и покоя”, “я б хотел забыться и заснуть”.)

На фоне гармонии мира, где даже “пустыня внемлет Богу”, отчетливо видны раздирающие душу человека противоречия, сомнения и тревоги, желания и страсти. Однако достижение внутренней гармонии возможно, если уйти от суетности мира и обрести свободу от жизненных тягот и, как следствие этого, покой в душе. Желание “заснуть” – это желание остаться наедине с собой, не терзаясь грехами человеческой природы.

Внутренняя гармония тогда будет подобна той, что царит среди звезд.

“Среди звезд” – так называется стихотворение Афанасия Фета ( См. Приложение ), написанное спустя сорок лет после лермонтовского.

– Что сближает стихотворения Лермонтова и Фета?

(Пронизывающее все стихотворение Фета противопоставление внешнего и внутреннего мира, мира небесного и земного. В мире звезд “пышно и светло”, а человеку, смотрящему на звезды, “трудно дышать”, на земле “все темно и скудно”, звезды – это “вечность”, человеческая жизнь – “миг”, мгновение.)

– Как же Фет отвечает на вопрос, поставленный нами в начале урока?

(Человеку “отрадно” поднять чело к звездам, потому что звезды вселяют надежду, дают силы, когда темно, заставляют стремиться к высокому и вечному.)

– Стихотворения Фета и Ломоносова перекликаются. Найдите эти переклички.

А. А. Фет:

Нам нет числа. Напрасно мыслью жадной Ты думы вечной догоняешь тень…

М. В. Ломоносов:

Звездам числа нет, бездне дна… Так я, в сей бездне углублен, Теряюсь, мысльми утомлен.

Отголоски сразу нескольких произведений можно услышать в стихотворении И. А. Бунина, вместе с которым мы вступаем в XX век, – “Не устану воспевать вас, звезды!..” ( См. Приложение ). Попробуем выявить их.

Вслед за Фетом Бунин в каждой строке сопоставляет “я” и “вы” – лирического героя и предмет его восхищения. Одна из линий сопроставления – “вечность – мы, ты – миг” у Фета и бунинское:

Дни пройдут – вы будете светиться Над моей забытою могилой.

Есть в стихотворении и отголоски лермонтовской надежды на приобщение к мировой гармонии:

И мечта, быть может, воплотится, Что земным надеждам и печалям Суждено с небесной тайной слиться!

Вернемся к нашему эпиграфу. Он представляет собой первую строфу стихотворения “Звезды” С. А. Есенина. Совсем юный поэт (стихотворение написано в 1911 году) пытается найти ответы на те же вопросы, что мучили поэтов до него.

Частые звездочки, звездочки тесные! Что в вас прекрасного, что в вас могучего? Чем увлекаете, звезды небесные,

Силу великую знания жгучего?

И почему так, когда вы сияете, Маните в небо, в объятья широкие?

И, может быть, Есенин сам не замечает, что отвечает на эти вопросы в последней строфе.

Смотрите нежно так, сердце ласкаете, Звезды небесные, звезды далекие!

Сила звезд – в той ласке и нежности, с какой звезды смотрят на нас сверху, несут умиротворение и покой, свет и тепло, и уже “ничего не страшно”, как писал современник Есенина Владимир Маяковский. Вот зачем зажигают звезды, вот зачем русская литература “смотрит” на них.

В этой связи интересен еще один поворот, который находим в романе М. Ю. Лермонтова ” Герой нашего времени” (глава “Фаталист”, со слов “Я возвращался домой пустыми переулками станицы…”).

Здесь автор, размышляя над судьбой своего поколения, “скитающегося по земле без убеждения и гордости”, “не способного к великим жертвам”, находит причину этого в том, что люди его поколения не смотрят больше на звезды и не верят, что “светила небесные принимают участие” в их судьбе. Им противопоставлены “премудрые люди”, которым “силу воли придавала уверенность, что целое небо со своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием, хотя немым, но неизменным”.

– Каково отношение Печорина к фатализму его предков?

(С одной стороны, в его рассуждениях чувствуется ирония по отношению к их наивной вере в “светила небесные”, с другой стороны, он завидует их потребности и желанию верить, ибо только пламенная вера дает силу, целеустремленность, а главное – знание своего жизненного назначения.)

Существует неоспоримая связь между присутствием в человеке веры, символом чего и выступают звезды, и его нравственными качествами. (Об этом же говорил и немецкий философ Кант: “Вечно новым и постоянно возрастающим удивлением и благоговением две вещи наполняют душу, чем чаще и постояннее ими занимается размышление: звездное небо надо мною и закон нравственности во мне”.)

Это совсем не случайно, ведь поэзия, как и философия, является способом познания мира и решает те же вечные вопросы.

С чем же связано обретение звездами подобного символического значения? Попробуем ответить на этот вопрос на следующих уроках.

Уроки 2, 3. Рождественская тема в русской лирике XX века

Урок начинаем с чтения стихотворения В. В. Набокова “Евангелие Иакова, гл. 18”.

И видел я: стемнели неба своды, И облака прервали свой полет, И времени остановили ход… Все замерло.

Реки умолкли воды. Седой туман сошел на берега, И наклонив над влагою рога, Козлы не пили.

Стадо на откосах Не двигалось. Пастух, поднявши посох, Оцепенел с простертою рукой, Взор устремляя ввысь, а над рекой,

Над рощей пальм, вершины опустивших, Хоть воздух был бестрепетен и нем, Повисли птицы на крылах застывших. Все замерло.

Ждал чутко Вифлеем… И вдруг в листве проснулся чудный ропот, И стая птиц звенящая взвилась,

И прозвучал копыт веселый топот, И водных струй послышался мне шепот, И пастуха вдруг песня раздалась! А вдалеке, развея сумрак серый, Как некий Крест, божественно-светла,

Звезда зажглась над вспыхнувшей пещерой, Где в этот миг Мария родила. (1918)

– Здесь четко можно выделить две части, противопоставленные друг другу. Выпишем ключевые слова, которые показывают это наглядно.




Звезды, таящие мысли глубокие