|  | 

Американские дети и компьютеры

Ныне мы знаем, что компьютеры не помогают детям учиться. А шишки из компаний, продававших нам компьютеры, признали свой провал. Несколько месяцев назад “Таймс” сообщила, что в тех школьных районах, которые массово включились в компьютерное образование, баллы за тесты оказались провальными. Кажется, шишкам так и не пришло в голову, что именно компьютеры вызывают дефицит внимательности и расстройства.

В соответствии с устоявшейся просвещенной моделью наш мозг – машина, а так называемая наука о мозге учит нас настраивать его деятельность и стимулировать его развитие с помощью цифровой аппроксимации логических способностей. Великолепный результат ценности применения науки о мозге в течение поколения: целое поколение школьников неграмотных, тревожных, раздраженных и несчастных. Психологи 1960-х гг. защищали принцип немедленного вознаграждения во всех аспектах жизни, основываясь на глупом допущении, что во всех личностных и школьных проблемах стоит винить исключительно сдерживание нашего стремления получить вознаграждение.

Если существующие у детей неограниченные возможности получения вознаграждения поощряются более чем реалистичным компьютерным моделированием, то по наблюдениям профессоров-психологов, интервал времени концентрации внимательности резко сокращается. Они осмелились предположить, что причина этого – генетические недостатки. Звучит, как плохая фантастика, но таков стандартный рабочий подход каждой государственной школы Соединенных Штатов. Задача образования – научить учиться. Мы забудем огромное большинство частностей, которым нас учили: теорему Эвклида, теорему полиномов, римских императоров, французскую грамматику, атомные веса, стихи Браунинга и все остальное, что вкладывалось в наши головы в школьные годы.

Чему мы научились, если научились, – запоминать, анализировать и объяснять. Если мы сегодня знаем геометрию, алгебру или французский, то это не потому, что мы сохранили наши знания, а потому, что мы вновь и вновь изучаем предмет. Короче говоря, школа учила нас концентрироваться. Самые успешные люди – не самые умные в смысле чистой способности перерабатывать информацию, а те, кто умножает свой ум настойчивостью.

Психология, напротив, считает, что мозг – машина; и лучший способ ее завести – использовать другую машину, а именно – компьютер. Наверняка компьютеры не убивают мозг, это люди убивают мозги с помощью компьютеров. Компьютеры в руках людей, полагающих, что вознаграждение есть величайшее стремление человека, и что чем скорее получено вознаграждение, тем лучше, опустошили наш ментальный пейзаж. Наши Дети не читают, они скользят. Они не пишут, только набирают сообщения.

Они не планируют и не разрабатывают стратегию в играх – реагируют на визуальные и слуховые стимулы. Они не следят за сюжетом – они двигаются среди разрозненных образов в стиле рэп-видео. А когда они не могут сконцентрироваться, мы даем им риталин.

И вот это сумасшествие – с пеной у рта, с завываниями на луну – наша господствующая культура. Компьютерное подключение классов не сработало, поэтому наши управители образованием рекомендовали еще больше того же шарлатанского лечения. В сентябре “Нью-Йорк таймс” сообщила, что компьютерное обучение не дало значимых результатов, разве что негативные (баллы за тесты упали после массовых вложений средств в компьютеризацию школ).

И все же гуру от образования никак не остановить. Бывший исполнительный директор отдела образования в организации Билла и Мелинды Гейтс Том Вандер Арк заявил “Таймс”: “Данные крайне слабые. Очень трудно находиться под прессом предоставления убедительных данных”. Репортер Мэтт Ричтел писал: “И все же, практически на одном дыхании, он заявил об изменениях исторической важности, неизбежно происходящих в классах в нашем десятилетии: “Это одно из трех-четырех самых крупных событий в мире на сегодня”. Одержимость компьютерным обеспечением классов началась при президенте Билле Клинтоне, призвавшем в 1997 г. к увеличению их количества в школах.

15 лет неудач, – и сегодня администрация Барака Обамы в своем новом национальном плане технологий образования “призывает к применению во всей нашей системе образования передовых технологий с использованием в повседневной жизни (и дома, и на работе) персональных компьютеров для улучшения обучения студентов”. Американская элита, конечно, собственных отпрысков не подвергает такого рода компьютерному воздействию. Наиболее привилегированные частные школы Нью-Йорка, где норма приема ниже, чем в колледжах Лиги плюща, ведут дела в старом добром стиле.

Школа Брерли – иногда ее считают лучшей частной школой для девочек – требует от каждого студента умения играть на музыкальном инструменте и соло, и в оркестре (вторая нью-йоркская школа с подобными требованиями – школа Рудольфа Штайнера). Школа Далтона учит каждого студента играть в шахматы. Акустические инструменты, классическая музыка и старые игры деревянными предметами учат концентрировать внимание. В Силиконовой долине, как указал 22 октября репортер “Таймс” Мэтт Ричтел, многие из тех, кто разрабатывает оружие массового слабоумия, отправляют своих детей в школу, где компьютеры запрещены до 9 класса:”Главный инспектор по технологиям eBay отправил своих детей в 9 класс именно этой школы. Так же поступают и работники гигантов Силиконовой долины, вроде Google, Apple, Yahoo и Hewlett-Packard.

И главные обучающие инструменты школ – не высокие технологии, а ручка и бумага, спицы для вязания и, иногда, глина. Никаких компьютеров. Никаких экранов вообще. Они запрещены в классах, а школа даже не приветствует их использование дома. По всей стране школы рвутся обеспечить классы компьютерами, и многие политики считают глупым поступать иначе.

А противоположную точку зрения можно обнаружить в самом эпицентре техно-экономики, где некоторые родители и преподаватели поставлены в известность: школу и компьютеры не надо смешивать”. Такова местная школа Вальдорфа, представляющая собой часть движения в образовании, основанного немецким математиком и мистиком Рудольфом Штейнером. Некоторые из идей Штейнера были странными, но его методика образования – учение через деятельность – вполне здравая. В нью-йоркской школе Штейнера, например, ученики 8 года обучения изучали Ренессанс, копируя научные инструменты 16 века, распевая вокальные произведения Ренессанса на 4 голоса и представляя на сцене пьесу о физике 17 века Иоганне Кеплере. В 9 классе они изучали Шекспира, поставив на сцене полностью “Двенадцатую ночь”, причем состав участников менялся так, чтобы каждый ученик запомнил пару сотен строк.

Школы Вальдорфа требуют от родителей обещания запретить детям смотреть что-либо по телевизору до окончания начальной школы. По сообщениям Мэтта Ричтела в части Аризоны – самой насыщенной компьютерами – в показательном 7 классе школы учитель английского бродит среди учащихся (31 человек), сидящих на партах или группами на полу. Они изучают шекспировскую пьесу “Как вам это понравится”, но не традиционным методом. В этом ориентированном на технологичность классе студенты склонились над портативными компьютерами: некоторые ведут блоги или создают страницы в Фейсбуке от лица шекспировских персонажей. Один из студентов собирает список песен из Интернета, подбирая мелодию рэппера Кэнни Уэста для выражения эмоций шекспировского страдающего Сильвио.

Почему-то я не думаю, что именно это имел в виду Шекспир под “как вам понравится”. В данном случае доступ к сети просто отговорка для того, чтобы помочь студентам седьмого класса понизить Шекспира до своего уровня вместо того, чтобы позволить Шекспиру подтянуть студентов до его уровня. Движение Вальдорфа радикально отличается от мейнстрима. Оно тяготеет к набору гибкой команды бунтарей против городской цивилизации, любящих акустические инструменты и рукоделие, и выпускников-философов основных университетов, глубоко увлеченных метафизикой. Некоторые из классических курсов немецкой гимназии столетней давности сохранены, словно в янтаре.

А тот факт, что столь многие преподаватели университета компьютерной эры отправляют своих детей в такие атавизмы альтернативной культуры – истинный показатель деградации господствующего обучения. Кстати, риталин невозможно найти в китайских аптеках. Оказывается, китайские дети, которым надо запоминать несколько тысяч иероглифов в начальной школе, не страдают от расстройств и дефицита внимательности. Две трети китайских детей успешно оканчивают среднюю школу, осилив массу упражнений на запоминание. 50 миллионов китайских детей изучают западную классическую музыку.

Точно такое же количество детей в возрасте от 5 до 17 лет делают то же самое в Америке. Ничто не развивает внимательность лучше, чем исполнение классической музыки. Основная часть китайской системы образования ориентирована на механическое запоминание, большинство китайцев не могут получить высококачественного обучения и все-таки количество китайских детей, обладающих навыками высокого уровня, во много раз превышает количество таких же американских детей по абсолютной величине.

Американцы поручили своих детей поставщикам чуждой идеологии (абсурдной доктрины о том, что мозг представляет собой машину), последствия которой столь разрушительны. И что хуже всего – мы маскируем наш дефицит духовности, подмешивая миллионам наших детей риталин. Если Китай займет место Америки – превосходящей всех мировой державы, это произойдет потому, что их дети умнее, более настойчивы, более амбициозны и последовательны.

И американцам будет винить, кроме самих себя, за передачу своих детей в руки шарлатанов и продавцов пустышек.




Американские дети и компьютеры
Обратная связь: Email