|  | 

История создания романа

Истоки романа восходят ко времени каторги Ф. М. Достоевского. 9 октября 1859 года он писал брату из Твери: “В декабре я начну роман… Не помнишь ли, я говорил тебе про одну исповедь-роман, который я хотел писать после всех, говоря, что еще самому надо пережить. На днях я совершенно решил писать его немедля.

Все сердце мое с кровью положится в этот роман. Я задумал его в каторге, лежа на нарах, в тяжелую минуту грусти и саморазложения…” Первоначально Достоевский задумал написать “Преступление и наказание” в форме исповеди Раскольникова. Писатель намеревался перенести на страницы романа весь духовный опыт каторги. Именно здесь Достоевский впервые столкнулся с сильными личностями, под влиянием которых началось изменение его прежних убеждений.

Замысел своего нового романа Достоевский вынашивал шесть лет. За это время были написаны “Униженные и оскорбленные”, “Записки из Мертвого дома” и “Записки из подполья”, главной темой которых являлись истории бедных людей и их бунта против существующей действительности. 8 июня 1865 года Достоевский предложил А. А. Краевскому для “Отечественных записок” свой новый роман под названием “Пьяненькие”.

Но Краевский ответил писателю отказом, который объяснил тем, что у редакции нет денег. 2 июля 1865 года испытывавший тяжелую нужду Достоевский был вынужден заключить договор с издателем Ф. Т. Стелловским. За те же деньги, которые Краевский отказался выплатить за роман, Достоевский продал Стелловскому право на издание полного собрания сочинений в трех томах и обязался написать для него новый роман объемом не менее десяти листов к 1 ноября 1866 года. Получив деньги, Достоевский раздал долги и в конце июля 1865 года выехал за границу.

Но денежная драма на этом не завершилась. За пять дней в Висбадене Достоевский проиграл в рулетку все, что у него было, включая карманные часы. Последствия не заставили себя долго ждать. В скором времени хозяева отеля, в котором он остановился, приказали не подавать ему обеды, а еще через пару дней лишили и света. В крошечной комнате, без еды и без света, “в самом тягостном положении”, “сжигаемый какой-то внутренней лихорадкой”, писатель приступил к работе над романом “Преступление и наказание”, которому суждено было стать одним из самых значительных произведений мировой литературы.

В сентябре 1865 года Достоевский решил предложить свою новую повесть журналу “Русский вестник”. В письме к издателю этого журнала писатель сообщил, что идеей его нового произведения станет “психологический отчет одного преступления”: “Действие современное, в нынешнем году, молодой человек, исключенный из студентов университета, мещанин по происхождению и живущий в крайней бедности, по легкомыслию, по шаткости в понятиях, поддавшись некоторым странным, “недоконченным” идеям, которые носятся в воздухе, решил разом выйти из скверного своего положения. Он решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты. Старуха глупа, глуха, больна, жадна, берет жидовские проценты, зла и заедает чужой век, мучая у себя в работницах свою младшую сестру. “Она никуда негодна”, “для чего она живет?”, “полезна ли она хоть кому-нибудь?” и т. д. – эти вопросы сбивают с толку молодого человека. Он решает убить ее, обобрать, с тем, чтобы сделать счастливою свою мать, живущую в уезде, избавить сестру, живущую в компаньонках у одних помещиков, от сластолюбивых притязаний главы этого помещичьего семейства – притязаний, грозящих ей гибелью, – докончить курс, ехать за границу и потом всю жизнь быть честным, твердым и неуклонным в исполнении “гуманного долга к человечеству” – чем уже, конечно, “загладится преступление”, если только можно назвать преступлением этот поступок над старухой глухой, глупой, злой и больной, которая сама не знает, для чего живет на свете, и которая через месяц, может быть, сама собой померла бы…” По словам Достоевского, в его произведении есть намек на мысль, что налагаемое юридическое наказание за преступление гораздо меньше устрашает преступника, чем думают блюстители закона, главным образом потому, что он и сам это наказание нравственно требует.

Достоевский поставил цель наглядно выразить эту мысль на примере молодого человека – представителя нового поколения. Материалы для истории, положенной в основу романа “Преступление и наказание”, по свидетельству автора, можно было найти в любой газете, издаваемой в то время. Достоевский был уверен, что сюжет его произведения отчасти оправдывал современность.

Сюжет романа “Преступление и наказание” первоначально был задуман писателем как небольшая повесть объемом пять-шесть печатных листов. Последний сюжет (история семейства Мармеладовых) вошел в конце концов в рассказ о преступлении и наказании Раскольникова. С самого начала своего возникновения замысел об “идейном убийце” распадался на две неравные части: первая – преступление и его причины и вторая, главная, – действие преступления на душу преступника. Идея двучастного замысла отразилась и на названии произведения – “Преступление и наказание”, и на особенностях его структуры: из шести частей романа одна посвящена преступлению и пять – влиянию совершенного преступления на душу Раскольникова.

Достоевский усиленно работал над планом своего нового произведения в Висбадене, позднее – на пароходе, когда возвращался из Копенгагена, где гостил у одного из своих семипалатинских друзей, в Петербург, а затем и в самом Петербурге. В городе на Неве повесть незаметно переросла в большой роман, и Достоевский, когда произведение было уже почти готово, сжег его и решил начать заново. В середине декабря 1865 года он отправил главы нового романа в “Русский вестник”. Первая часть “Преступления и наказания” появилась в январском номере журнала за 1866 год, но работа над романом была в самом разгаре. Писатель напряженно и самозабвенно трудился над своим произведением на протяжении всего 1866 года.

Успех первых двух частей романа окрылил и вдохновил Достоевского, и он принялся за работу с еще большим усердием. Весной 1866 года Достоевский планировал уехать в Дрезден, пробыть там три месяца и закончить роман. Но многочисленные кредиторы не позволили писателю выехать за границу, и летом 1866 года он работал в подмосковном селе Люблине, у своей сестры Веры Ивановны Ивановой. В это время Достоевский был вынужден думать и над другим романом, который был обещан Стелловскому при заключении с ним в 1865 году договора.

В Люблине Достоевский составил план своего нового романа под названием “Игрок” и продолжал трудиться над “Преступлением и наказанием”. В ноябре и декабре были дописаны последняя, шестая, часть романа и эпилог, и “Русский вестник” в конце 1866 года закончил публикацию “Преступления и наказания”. Сохранились три записные тетради с черновиками и заметками к роману, по сути три рукописные редакции романа, которые характеризуют три этапа работы автора. Впоследствии все они были опубликованы и позволили представить творческую лабораторию писателя, его упорную работу над каждым словом.

Висбаденская “повесть”, как и вторая редакция, была задумана писателем в форме исповеди преступника, но в процессе работы, когда в исповедь влился материал романа “Пьяненькие” и замысел усложнился, прежняя форма исповеди от имени убийцы, который фактически отрезал себя от мира и углубился в свою “неподвижную” идею, стала слишком тесной для нового психологического содержания. Достоевский предпочел новую форму – рассказ от имени автора – и сжег в 1865 году первоначальный вариант произведения. В третьей, окончательной, редакции появилась важная пометка: “Рассказ от себя, а не от него.

Если же исповедь, то уж слишком до последней крайности, надо все уяснять. Чтобы каждое мгновение рассказа все было ясно…” Черновые тетради “Преступления и наказания” позволяют проследить, как долго Достоевский пытался найти ответ на главный вопрос романа: почему Раскольников решился на убийство? Ответ на этот вопрос не был однозначным и для самого автора. В первоначальном замысле повести это несложная мысль: убить одно ничтожное вредное и богатое существо, чтобы осчастливить на его деньги много прекрасных, но бедных людей. Во второй редакции романа Раскольников изображен как гуманист, горящий желанием вступиться за “униженных и оскорбленных”: “Я не такой человек, чтобы дозволить мерзавцу беззащитную слабость.

Я вступлюсь. Я хочу вступиться”. Но идея убийства из-за любви к другим людям, убийства человека из-за любви к человечеству, постепенно “обрастает” стремлением Раскольникова к власти, но движет им еще не тщеславие. Он стремится получить власть, чтобы полностью посвятить себя служению людям, жаждет использовать власть только для совершения добрых поступков: “Я власть беру, я силу добываю – деньги ли, могущество ль – не для худого. Я счастье несу”.

Но в ходе работы Достоевский все глубже проникал в душу своего героя, открывая за идеей убийства ради любви к людям, власти ради добрых дел странную и непостижимую “идею Наполеона” – идею власти ради власти, разделяющую человечество на две неравные части: большинство – “тварь дрожащая” и меньшинство – “властелины”, призванные управлять меньшинством, стоящие вне закона и имеющие право, подобно Наполеону, во имя нужных целей переступать через закон. В третьей, окончательной, редакции Достоевский выразил “созревшую”, законченную “идею Наполеона”: “Можно ли их любить? Можно ли за них страдать? Ненависть к человечеству…” Таким образом, в творческом процессе, в постижении замысла “Преступления и наказания” столкнулись две противоположные идеи: идея любви к людям и идея презрения к ним.

Судя по черновым тетрадям, Достоевский стоял перед выбором: или оставить одну из идей, или сохранить обе. Но понимая, что исчезновение одной из этих идей обеднит замысел романа, Достоевский решил совместить обе идеи, изобразить человека, в котором, как говорит Разумихин о Раскольникове в окончательном тексте романа, “два противоположных характера поочередно сменяются”. Финал романа также был создан в результате напряженных творческих усилий. В одной из черновых тетрадей содержится следующая запись: “Финал романа. Раскольников застрелиться идет”.

Но это был финал только для идеи Наполеона. Достоевский же стремился создать финал и для “идеи любви”, когда Христос спасает раскаявшегося грешника: “Видение Христа. Прощения просит у народа”.

При этом Достоевский прекрасно понимал, что такой человек, как Раскольников, соединивший в себе два противоположных начала, не примет ни суда собственной совести, ни суда автора, ни суда юридического. Лишь один суд будет авторитетным для Раскольникова – “высший суд”, суд Сонечки Мармеладовой, той самой “униженной и оскорбленной” Сонечки, во имя которой он совершил убийство. Вот почему в третьей, окончательной, редакции романа, появилась следующая запись: “Идея романа. I. Православное воззрение, в чем есть православие. Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием.

Таков закон нашей планеты, но это непосредственное сознание, чувствуемое житейским процессом, – есть такая великая радость, за которую можно заплатить годами страдания. Человек не родится для счастья. Человек заслуживает счастья, и всегда страданием.

Тут нет никакой несправедливости, ибо жизненное знание и сознание приобретается опытом “за” и “против”, которое нужно перетащить на себе”. В черновиках последняя строчка романа имела вид: “Неисповедимы пути, которыми находит бог человека”. Но Достоевский завершил роман другими строчками, которые могут служить выражением сомнений, терзавших писателя.




История создания романа
Обратная связь: Email