|  | 

Сочинение Противопоставление истинного и ложного патриотизма в романе Толстого “Война и мир”

Противопоставление истинного и ложного патриотизма в романе Л. Н. Толстого “Война и мир” Один из основных вопросов, который волнует Толстого, – вопрос о патриотизме. и героизме русского народа – рассмот­рен в романе очень глубоко. При этом Толстой не впадает в ложно-патриотический тон повествования, а смотрит на собы­тия сурово и объективно, как писатель-реалист. Автор говорит о своем романе и о верных сынах Отечества, готовых отдать свою жизнь за спасение Родины, о лжепатриотах, думающих только о своих корыстных целях. Таким решением патриоти­ческой темы Толстой отразил подлинную историческую дей­ствительность. Идет война в Австрии.

Генерал Мак разбит под Ульмом.

Австрийская армия сдалась. Над русской армией нависла уг­роза разгрома. И вот тогда Кутузов принял решение послать Багратиона с четырьмя тысячами солдат через труднопрохо­димые Богемские горы навстречу французам.

Багратиону пред­стояло быстро совершить трудный переход и задержать соро­катысячную французскую армию до прихода Кутузова.

Его отряду нужно было совершить великий подвиг, чтобы спасти русскую армию. Так автор подводит читателя к изображению первого великого сражения. В этом сражении, как всегда, дер­зок и бесстрашен Дол охов. Храбрость Долохова проявляется в бою, где “он в упор убил одного француза и первый взял за воротник сдавшегося офицера”. Но после этого он идет к пол­ковому командиру и докладывает о своих “трофеях”: “Прошу запомнить, ваше превосходительство!” Далее он развязал пла­ток, дернул его и показал запекшуюся кровь: “Рана штыком, я остался на фронте.

Попомните, ваше превосходительство”.

Везде, всегда он помнит прежде всего о себе, только о себе, все, что он делает, делает для себя. Нас не удивляет и поведение Жеркова. Когда в разгар боя Багратион послал его с важным приказом к генералу левого фланга, он не поехал вперед, где слышалась стрельба, а стал искать”генерала в стороне от боя. Из-за непереданного приказа французы отрезали русских гусар, многие погибли и были ранены. Таких офицеров много.

Они не трусливы, но не умеют забыть ради общего дела себя, карьеру и личные интересы. Однако русская армия состояла не только из таких офицеров. В главах, рисующих Шенграбенскую битву, мы встречаем истинных героев.

Вот он сидит, герой этой битвы, герой этого “дела”, маленький, худой и грязный, сидит босой, сняв сапоги.

Это артиллерийский офицер Тушин. “Большими, умными и добрыми глазами смотрит он на вошедших начальников и пытается шутить: “Солдаты говорят, что разувшись лов­чее”, – и смущается, чувствуя, что шутка не удалась. Толстой делает все, чтобы капитан Тушин предстал перед нами в самом негероическом виде, даже смешном. Но именно этот смешной человек был героем дня. Князь Андрей справедливо скажет о нем: “Успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и героической стойкости капитана Тушина с ротой”.

Второй герой Шенграбенского сражения – Тимохин.

Он появляется в ту самую минуту, когда солдаты поддались па­нике и побежали. Все казалось потеряно. Но в эту минуту французы, наступавшие на наших, вдруг побежали назад… и в лесу показались русские стрелки.

Это была рота Тимохина. И только благодаря Тимохину русские имели возможность возвратиться и собрать батальоны. Мужество разнообразно.

Есть немало людей безудержно храбрых в бою, но теряющихся в будничной жизни. Образами Тушина и Тимохина Толстой учит читателя видеть по-настоящему храбрых людей, их не­броский героизм, их огромную волю, которая помогает пре­одолевать страх и выигрывать сражения. В войне 1812 года, когда каждый солдат дрался за свой Дом, за родных и близких, за Родину, сознание опасности удесятеряло силы.

Чем глубже продвигался Наполеон в глубь России, тем более росли силы русского войска, тем более сла­бела французская армия, превращаясь в сборище воров и ма­родеров.

Только воля народа, только народный Патриотизм делает армию непобедимой. Этот вывод следует из романа Л. Н. Толстого “Война и мир”.




Сочинение Противопоставление истинного и ложного патриотизма в романе Толстого “Война и мир”