|  | 

Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина

Тема назначения поэзии и роли поэта в этом мире волновала многих русских классиков. Что есть поэт? Может, это глашатай небес, а, может, это пророк? А возможно ли, что поэзия не имеет смысла и создана лишь для услады слуха? Не одно поколение поэтов пытается ответить на этот вопрос.

Значительное место в лирике А. С. Пушкина занимает именно эта тема. Пушкин – создатель лирической концепции творчества. В стихотворении “Поэт” он рассуждает о сущности человека, который имеет дар творить. Поэт здесь предстает существом, которое было отмечено Богом, но в то же время обыкновенным человеком.

Автор не уподобляет поэта Богу: поэт – это такой же человек, как и мы все, который в минуты вдохновения становится связующим звеном между землей и небесами, а в своей повседневной жизни даже может быть “всех ничтожней” среди “детей ничтожных мира”. Когда же к поэту приходит вдохновенье душа его преображается, он уже не может приравнять себя к другим, он не такой, как все. В это мгновение творец погружается в себя, в свои думы.

Поэт не может творить, находясь среди обычных людей: Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво…

“19 Октября” Именно по этой причине с приходом музы поэт стремится скрыться “на берегах пустынных волн”, в “широкошумных дубровах”, убежать подальше от мирской суеты и насладиться мгновением истинного вдохновения. Душа поэта отличается от души обычного человека этим мгновением, запечатленным в стихах.

В своих стихах Пушкин отразил переживания, которые он испытывал при каждом замечании в адрес его лирики. При этом сам автор не был против критики, его возмущало то, что слишком многие считают своим долгом указать ему на то, что он пишет не то, что нужно. В 32 строфе 4 главы “Евгения Онегина” Пушкин иронически намекает на слова своего лицейского друга, впоследствии декабриста, Кюхельбекера:

Но тише! Слышишь? Критик строгий Элегии венок убогий

И нашей братье рифмачам Кричит: “Да перестаньте плакать, И все одно и то же квакать, Жалеть о прежнем, о былом: Довольно, пойте о другом!” …

“Пишите оды, господа… К словам своего друга-декабриста он отнесся с иронией, но “светская чернь” его заела упреками в бессмысленности его поэзии. Для Пушкина мир поэзии – это его внутренний духовный мир, мир, который не все способны понять: словом он может только приоткрыть завесу тайны для людей, донести до читателя то, что его волнует.

Никто не может упрекать поэта в его творчестве, не черни рассуждать о цене его поэзии. Творческая свобода – вот наивысшая ценность Пушкина-поэта. Звуки голоса поэта могут быть как нежными и завораживающими, так и хлесткими и грубыми, как в стихотворении “Поэт и толпа”: Молчи, бессмысленный народ, Поденщик, раб нужды, забот!

Несносен мне твой ропот дерзкий… Стихотворение “Пророк” связывает миссию поэта с предназначением пророка. К служению их призывает одна высшая сила, они оба являются “наставниками” человечества, и только они обладают способностью увидеть мир таким, каким его никто больше не увидит.

Но такое сравнение вовсе не значит, что пророк и поэт сливаются в одно целое: поэт в отличие от пророка выбирает сам, как ему говорить и о чем ему говорить, он может передать именно то, что он чувствует, а не то, что ему приказали почувствовать небеса. Твердость решительность, взыскательность, презрение “к суду глупца” – вот те качества, которые Пушкин считает обязательными для поэта. Поэт слышит весь мир и должен быть глух только к мнению “непосвященных.

Все эти ценности он увековечил в памятнике своей поэзии – стихотворении “Я памятник себе воздвиг нерукотворный…”, – которое стало своеобразным итогом всего его творчества.




Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина