|  | 

“О свободе небывалой” анализ стихотворения Мандельштама

История создания

Стихотворение “О свободе небывалой” было написано в 1915 г. и включено в третье издание сборника “Камень” (1923). С 1914 г. Мандельштам был увлечен философией Чаадаева, которого считал апостолом, несущим с востока на запад важную для Мандельштама идею свободы.

В статье “Петр Чаадаев” (1915) Мандельштам отмечал, что любая деятельность Чаадаева была похожа на служение или священнодействие. В личности Чаадаева слились нравственный и умственный элементы. Потребность ума была “величайшей нравственной необходимостью” Чаадаева.

Именно нравственная свобода, свобода выбора, “дар русской земли” стала подарком Чаадаеву за то, что он подчинил свою личность идее.

Литературное направление и жанр

Стихотворение “О свободе небывалой” принадлежит к литературному направлению акмеизма. В аллегорической форме диалога поэта с верностью Мандельштам воплощает философское учение Чаадаева, которое было созвучно идее самого Мандельштама. Для поэта 20 в. философ 19 в. был примером личности, сумевшей организоваться из сырого материала с помощью идеи в архитектурную форму, чтобы готической мыслью “возносить к небу свои стрельчатые башни”.

Этот образ человека как собора созвучен поэзии акмеизма.

Жанр стихотворения – философская лирика. Форма интересна тем, что, хотя стихотворение являет философские взгляды Чаадаева, они проходят через призму восприятия лирического героя, чья личность в данном случае совершенно совпадает с личностью Мандельштама.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – рассуждения о взаимосвязи свободы и постоянства.

Основная мысль: небывалую свободу получает только тот человек, кто подчиняет себя полностью определенной идее (Мандельштам подразумевал Чаадаева). Эта идея созвучна библейскому “познайте истину, и истина сделает вас свободными”.

Стихотворение состоит из 4 строф. Оно представляет диалог лирического героя с верностью. В первых двух строчках лирический герой провозглашает свое жизненное кредо – небывалую свободу. Ему возражает верность (в стихотворении это синоним прекрасного постоянства). Мысль, которую высказывает верность, понять трудно.

Герой может подчиниться свободе, только полностью принадлежа верности.

В ответе героя нет противоречия. Он уточняет, что обручен (а не просто подчинен) свободе. А это совсем другие отношения: не отношения сыновней покорности, а отношения взаимной ответственности.

Вывод стихотворения заключен в последней строфе. В ней Мандельштам обращается к еще одной философской мысли Чаадаева. В расселении собственного русского народа на “возможно больших пространствах” Чаадаев видел идею русской истории, противоположной западной, заселяющей мир идеями, ценностями и образами.

Чаадаев, а вслед за ним Мандельштам, противились такому “пространственному” историческому пути, по которому пошла Россия, видели в нем тупик, движение к смерти.

Признавая себя частью исторического пути России, герой отмечает главное и положительное, что он дает – свободу. Именно поэтому прекрасное постоянство и верность уже не важны. Они и так присущи человеку, обретшему свободу.

Тропы и образы

Верность, с которой беседует лирический герой, в стихотворении описана с помощью олицетворений. Она плачет в ночи, доказывает свою точку зрения лирическому герою и возлагает на него свою корону. Корна здесь – символ подчинения верности и одновременно выделения, знака ее особого предпочтения. Вспомним, что корона в истории – знак не только власти, но и ответственности, бремени.

Такой же смысл коронования во время венчания.

Герою корона верности кажется легкой (это перекликается с библейским “бремя мое легко и иго мое благо). Бремя свободы, которую обретают только коронованные верностью и постоянством, сточки зрения лирического героя, гораздо тяжелее.

Образ свободы, как и верности, тоже аллегорический. Глаголы подчинен и обручен по отношению к свободе не противопоставлены друг другу, но отражают разные степени взаимодействия со свободой лирического героя.

В стихотворении важна точность эпитетов: свобода небывалая, сладко думать (наречный), легкая корона, прекрасное постоянство. Все они относятся к абстрактным понятиям. Вообще все стихотворение говорит не просто о нематериальном, духовном мире, но о философских абстракциях, это интеллектуальный и одновременно нравственный спор.

Материальные образы свечи как приметы ночи и пространства (подразумевается – России) – это пространственно-временные ориентиры в стихотворении.

Метафоры “брошенные в пространстве, обреченные умереть” раскрывают состояние русского человека и человека вообще в материальном мире, сметенного историческими событиями, если он не обретет свободу, подчинившись верности и постоянству.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано двустопным анапестом. Рифмовка перекрестная. Женская рифма традиционно чередуется с мужской.

Четкость и традиционность формы не отвлекает от абстрактно-логических идей стихотворения.




“О свободе небывалой” анализ стихотворения Мандельштама
Обратная связь: Email