|  | 

“Стоик”, художественный анализ романа Теодора Драйзера

Третий, завершающий роман цикла “Трилогия желания” был опубликован в 1947-м году, спустя два года после смерти автора. В нем Драйзер рассказал о последнем, лондонском периоде жизни крупного американского финансиста, миллионера, создателя сети общественного транспорта Чикаго – Фрэнка Алджернона Каупервуда.

Произведение осталось незаконченным, но только не на сюжетном уровне, где повествование доведено автором до логической финальной точки: честолюбивые планы по развитию Лондонского метрополитена и последняя большая любовь Фрэнка Каупервуда/Чарлза Тайзона Йеркса к Беренис Флеминг/Эмилии Григсби заканчиваются смертью главного героя от нефрита – воспаления почек. Как и в жизни, в романе от многомиллионного состояния Каупервуда остается менее одного миллиона долларов, а лондонские проекты продолжают активно развиваться уже без его участия. Беренис Флеминг подобно Эмилии Григсби – изысканно утонченная, ценящая красоту девушка ищет смысл жизни в индийской философии и навсегда остается одна, храня в сердце память о своем необыкновенном, деятельном возлюбленном.

В “Стоике” Фрэнк Каупервуд представляет собой цельный, сложившийся характер прожженного дельца и Дон Жуана, лишь поверхностно меняющийся под влиянием серьезных жизненных обстоятельств. Благотворное воздействие на натуру главного героя оказывает рыжеволосая красавица-аристократка – Беренис Флеминг, реагирующая на измену своего мужчины совсем не так, как законная жена – Эйлин Батлер: без истерик, сведения счетов и попыток причинить вред сопернице или самой себе.

В юной, невозмутимой, в меру расчетливой девушке Фрэнк Каупервуд находит нечто большее, чем любовницу, жену и друга – в ней сокрыто неистребимое стремление к красоте, выводящее ее на путь к Господу. В то время как чикагский миллионер живет, опираясь на свои желания, заключающиеся в жажде наживы и утолении сладострастия, Беренис Флеминг наслаждается жизнью во всех ее внешних проявлениях, приходя в восторг от старинных английских соборов, норвежских лопарей и индийских священных рощ.

Разница между Фрэнком и его юной возлюбленной обнаруживается при посещении героями Кентерберийского собора, навевающего на Каупервуда зевоту, а на Беренис мысли о “загадочной беспредельности вечно безгласного времени и пространства”. Внутренний взгляд девушки устремлен в прошлое и будущее, Фрэнк смотрит внешне – вокруг себя и живет настоящим. Думая о похороненных в Кентерберийском соборе “благородных мертвецах” он оценивает их не романтически, как Беренис, а реалистически, видя в них “таких же себялюбцев, ожесточенно отстаивавших свои интересы, как и он сам”.

Именно в этой точке своей жизненной линии Каупервуд подводит итог нравственности всего человечества, подлинная история которого – “это, в сущности, войны, корыстолюбие, тщеславие, жестокость, алчность, пороки”. В отличие от Беренис Фрэнк не ищет Бога – он его отрицает, считая его выдумкой слабых и еще одним звеном в цепи порабощения сильных.

Переезд Каупервуда в Лондон и его занятие делами столичной подземки рисуется в романе как естественное состояние человека, привыкшего крутиться в сфере крупных финансовых операций. На новый рубеж Фрэнк выходит благодаря Беренис, чувственная поддержка которой скрашивает ему чикагский провал с концессиями и открывает новые деловые перспективы. При этом Каупервуд уже понимает, что в его “новой авантюре”, как он говорит своему подчиненному де Сото, нет “ничего… особенно интересного”: в деньгах герой не нуждается, а естественные потребности человека “поесть, выпить, развлечься” – реализует в полной мере.

Морское путешествие с Беренис по Норвегии открывает Фрэнку незнакомый для него мир человеческих ценностей, основывающихся на “чистой, безыскусственной красоте” и “нехитром уюте” – мир, в котором “все, что связано с крупной промышленностью, с банками, – здесь вовсе ни к чему”. Мысленно заглядывая в будущее, Каупервуд видит в нем “подземные дороги”, “картинные галереи”, “скандалы” и “ехидные заметки в газетах”. Он понимает, что живет неправильно, что ему впору остановиться и закончить жизнь в живописном уголке вместе с Беренис и классиками мировой литературы, с произведениями которых он так и не успел познакомиться, но… дело превыше всего.

Смерть от аппендицита тридцатипятилетней Керолайн Хэнд и случайное посещение кладбища Пер-Лашез наталкивают Каупервуда на мысли о бренности всего сущего, но когда он сталкивается лицом к лицу со своей собственной смертью, то подходит к ней исключительно по-деловому: приводит в порядок бумаги, заказывает у архитектора склеп на Гринвудском кладбище, обсуждает с женой реализацию посмертных желаний. По восприятию Эйлин, Фрэнк “говорил о своей близкой смерти так же спокойно и деловито, как о постройке железной дороги”.

Страстно влюбленная в своего мужа миссис Каупервуд в романе представляет еще один тип “Стоика” – застывшего в своих чувствах характера, не имеющего ни развития, ни выхода из бесконечного круга любви и страданий, кроме как в смерть. Эйлин Батлер умирает спустя несколько лет после ухода на тот свет Фрэнка. Ей не удается ни сохранить состояния своего супруга, ни исполнить его пожеланий. Беренис Флеминг, четыре года постигавшая смысл жизни в Индии, напротив, по возвращении в Америку решает сделать то единственное из завещанного Каупервудом, что, по ее мнению, имеет смысл – построить больницу для бедных в Бронксе.

Девушка, жившая доселе тщеславными мечтами о богатстве и блистании в обществе, добровольно отказывается от мнимых, навязанных общественным мнением ценностей, и погружается в милосердие, отдавая всю себя заботам о больных детях.

“Стоик” – роман во многом философский и психологический – интересен и с описательной точки зрения. По мере увеличения богатства и расширения финансовых аппетитов Фрэнка Каупервуда перед ним и, соответственно, перед читателем открывается целый мир: Америка (Нью-Йорк), Европа (Лондон, Париж, Норвегия), Азия (Индия), представленные как общими картинами жизни городов, так и частными зарисовками – знаменитого парижского ресторана “Максим”, Кентерберийского собора, живописных английских поместий, изысканного быта европейской знати, включая королеву Великобритании, с которой пьют чай Фрэнк, Беренис и лорд Стэйн, и организации жизни норвежских моряков, рыбаков и лопарей, а также бедного населения Индии.




“Стоик”, художественный анализ романа Теодора Драйзера
Обратная связь: Email